«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

Пятница вечер. В пространстве для коллективной работы «Точка кипения» — аншлаг. И это не удивительно. У томичей появился редкий шанс напрямую поговорить с властью о том, что происходит в городе, и узнать о планах развития на ближайшие годы. Клуб активных горожан пригласил главного архитектора Томской области, заместителя губернатора по строительству и инфраструктуре Евгения Паршуто на встречу с жителями города.

Евгений Паршуто
Евгений Паршуто

Почему в историческом центре не должны больше появляться «красные чемоданы», о марш-броске на левый берег и о том, можно ли убрать флагшток, спрашивали горожане Евгения Паршуто. Разговор длился два часа. Полностью его можно посмотреть здесь. Ниже — самое важное.

«Давайте оставим исторический центр в покое на ближайшие 10 лет»

Мы, безусловно, должны думать в первую очередь о сохранении памятников истории и культуры. Территория исторического центра  всего лишь 2,46 % от всего Томска. Очень небольшой кусочек. Но здесь, на этой территории, сосредоточен огромный инвестиционный потенциал. Когда мы говорим о проекте зон охраны, надо думать об огромном количестве работ, которые нам придется делать. Мы еще не утвердили документ о границах исторического поселения, но уже отдаем себе отчет в том, что лет на 10 эту территорию мы выключим из оборота. Отчасти и решение пойти на левый берег принято из-за этого. Помните 2003, 2004, 2005 годы, когда на территории Томска вдруг очень быстро появилось 200 краснокирпичных чемоданов? Лариса Степановна Романова (завкафедрой реставрации ТГАСУ) делала панораму без этих чемоданов и с ними. Чудовищная разница. Вы сами знаете все эти краснокирпичные дома, часть из них элитного класса и многие из здесь присутствующих живут в этих домах. Это один раз произошло, и нужно, чтобы больше такое никогда не повторилось. 

При нашем уровне культуры застройки, профессиональности архитекторов и дизайнеров у меня большие опасения, что если мы дадим возможность модернизировать центр, то мы добьемся положительного результата. У нас есть хорошие примеры — Герцена, 24. По крайней мере на мой вкус. Я не большой специалист, у меня нет реализованных проектов как у архитектора, но тот объект, о котором я говорю, за него не стыдно точно. Но это пока исключения из правил. Вот, если вы сейчас попросите назвать 10 новых объектов, которые не вызывают антипатии, то я не смогу назвать. Их просто нет пока. Ожидать, что вдруг в Томск приедут талантливые архитекторы и модернизируют центр города, не стоит. И чем больше он отдохнет от нагрузки, тем лучше.

«Не может человек сначала защищать объекты культурного наследия, а затем выбрасывать из списка»

Решение вопроса с принятием границ исторического поселения затянулось на 4 года. Пока трудно назвать определенную дату утверждения проекта, потому что в Минкульте работает всего один человек на всю страну, который проверяет подобную документацию. Сегодня этот человек занят Арзамасом, а завтра обещает заняться Томском. Эти обещания нам дают, но не выполняют. Утвердить границы исторического поселения по поручению президента мы должны были до 31 мая 2019 года. Теперь у нас новый срок – 20 января 2020 года (видимо, ко дню рождения губернатора С. Жвачкина – прим. ред.).


Идеального документа мы не получим. Главное, чтобы были установлены наконец-то правила игры. Сроки принятия этих правил сдвинулись, поскольку потребовалась доработка документа. Сейчас главное – принять документ, а потом можно вносить изменения в него, если это потребуется.


(Доработка документа потребовалась, потому что накануне утверждения проекта границ исторического поселения из предмета охраны исчезло порядка 500 домов, т. е. треть от первоначального списка. Томское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры возмутилось и потребовало вернуть дома в предмет охраны. Возвращение продолжается уже почти полгода – прим. ред.).


Когда заметили, что из списка 701 исчезло порядка 40 домов, то их быстро восстановили. Вспомните, не так давно и списка-то 701 никакого не было. Было 400 объектов, утвержденных Горисполкомом в прошлом веке. Список 701 появился решением городской Думы в 2007 году, и я лично к этому имею прямое отношение. Не может человек сначала защищать объекты культурного наследия, а затем выбрасывать из списка и лишать права защиты. Поэтому я кровно заинтересован, чтобы все объекты списка 701 были сохранены. 


Я, конечно, за открытое обсуждение. Но из тех схем, что переданы в Минкульт, я половины не понимаю. Поэтому публичить информацию нужно так, чтобы было понятно людям, которые будут ее смотреть. Вес этого документа, чтобы вы понимали – 34 кг. Конечно, мы в электронном виде все это сдаем. Что касается перечня объектов, то я думаю, что городская администрация допустила ошибку, что держала его в тайне. Надо было этот разговор планомерно вести открыто. 

«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

«У главных архитекторов городов и регионов нет никаких действенных полномочий и рычагов»

Да, дома знаменитых архитекторов Оржешко и Федоровского разрушены. Есть еще десятки примеров в Томске, где памятники архитектуры заброшены и разваливаются. Но мы не можем говорить, что это плохая работа городской администрации и что специалисты не могут справиться. Городской бюджет – 14 млрд рублей. А городской оборот – 500 млрд рублей. Представляете, сколько разных сил действует в городе. Не всегда чиновники со всем могут справиться. Одно дело – власть председателя Горисполкома в 1970 году, а другое дело – власть мэра в 2019-м. Это две разные вещи.


У нас нет закона об архитектурной деятельности. Мы когда с главными архитекторами городов и регионов встречались в Томске, то как раз обсуждали, что у нас нет никаких действенных полномочий и рычагов. Мы очень надеемся, что закон об архитектурной деятельности будет принят в начале 2020 года. 


Что касается домов Оржешко и Федоровского. Мы с Байрамовым начали работать, если вы помните, очень конструктивно. Он восстановил дом на Батенькова. Были претензии к нему, что он сильно поднял первый этаж, но тем не менее этот дом стоит сейчас и украшает площадь Батенькова. Затем Байрамов руководил «Томскреставрацией». Теперь нет «Томскреставрации», Байрамов банкрот, мы надеемся довести с ним до конца дом на Киевской, 1/1, и на этом мы с ним как со строителем все закончим. Дом Оржешко – это его частная собственность. Как-то надо это решать? Надо. Необходимо говорить с Байрамовым, чтобы он отдавал объекты, которые представляют ценность для города, другим инвесторам. А то получается, что он как собака на сене – классическая такая, которая ничего не делает, а объект руинизируется. 

На вопрос, готов ли Евгений Паршуто заниматься судьбой дома Викентия Оржешко и разбираться с Шабаном Байрамовым, главный архитектор Томской области сказал, что это не его полномочия. «Это дело города. Я не могу этим заниматься, потому что на месте Ивана Григорьевича я бы сказал – это не твое дело».

Левобережье – хочется, но колется

Решение о переходе города на левый берег случилось в 2004 году. Чтобы вы понимали, это началось не с освоения этих мест Екатериной Собканюк. Не с Северного парка и Серебряного бора. В 2004 году в черту города были включены территории, которые находятся рядом с Томском, и в том числе левобережье. То, что сделала Екатерина Собканюк – это своего рода поступок, потому что вложить 10 млрд рублей в территорию без необходимой инфраструктуры, которая бы связывала правый и левый берег – это большая смелость. И именно Собканюк спровоцировала поход на левый берег. Сегодня это уже данность. Там будут жить порядка 20 тысяч человек и там должны появиться не только школы, детские сады и дороги, но и места приложения труда. Это, конечно, не спасет от миграции по Коммунальному мосту, но тем не менее функции города туда перейдут практически все. Сегодня понятно, что там появятся спортивные объекты - гребной канал и стадион.

Северный парк
Северный парк
Фото: sever.gkkarier.ru

Кроме жилья, там может разместиться межвузовский кампус на 20 тысяч мест. Это не только общежития, но, возможно, и учебные корпуса. Цена ошибки будет стоить здесь не миллиард, а десятки миллиардов рублей. Поэтому мы решили объявить конкурс для российских архитекторов. Сейчас мы готовим документацию для него. Когда мы получим предложения от архитекторов, тогда мы и будем понимать, где и какие дороги появятся, где строить мост, какие нужны развязки и так далее. Тогда это будет предметный разговор.


Что касается водозабора. Томскому водоканалу 42 года. Работа по определению зон охраны водозабора была сделана только в 2012-14 годах. Проекты зон охраны исполнены. Мы знаем, где нельзя строить точно. И там строиться точно ничего не будет. Это зоны с особым режимом использования территории. Хорошо, когда есть правила. И проектировщикам передадим всю информацию по местам, которые имеют обременения.


Кампус. Почему левый берег, а не территория колонии на Южке? Место колонии на Южной очень хорошее. И такая задача – вынести колонию за черту города – у нас стоит. Но как скоро решится этот вопрос, сказать сложно, потому что в федеральных ведомствах не так быстро все решается. Но в любом случае когда-то этот вопрос будет решен. Но этой территории недостаточно для кампуса. Представьте себе на карте территорию всех вузовских городков, всех общежитий, они туда просто не поместятся.  Бесспорно территория колонии – это резерв для студгородка на Южной. Его никто не собирается сносить, переделывать или перепрофилировать. Общежития на Южной так и останутся. Речь идет о том, чтобы появились связи между студгородками вузов. С помощью пешеходного моста, велосипедного или канатной дороги – на это должны ответить специалисты. Пешеходный мост не самый плохой вариант. Есть пример в Москва-сити  — Багратионовский мост. Он закрытый, и по нему приятно ходить. 

«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

«Печальная новость для горожан - мост встанет на ремонт»

По мостам нет никаких планов, кроме капитального ремонта Коммунального моста. Уже подошел срок поэтапного ремонта всех пролетов моста и подъездных путей к нему. Это плановый ремонт, и в настоящий момент делается проектная документация. Технология будет, скорее всего, печальная для горожан: будут закрываться две полосы и с этим придется жить пару лет. Что касается третьего моста, то вы знаете, что есть проект, прошедший экспертизу и связанный с левобережной дорогой. Поэтому когда-то этим придется заниматься. Я думаю, что примерно в 2026-28 годах.

ТВМИ, кинотеатр "Киномир" и другие брошенки

«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

Что касается областной и муниципальной собственности – Дома офицеров, городка училища связи на Никитина, здания Томского военно-медицинского института на Кирова, 49 – то это большая головная боль. В ТВМИ мы пытались разместить школу, но она не проходит по нормативам. Здание военно-медицинского института сейчас по крайней мере законсервировано.

По восстановлению этих объектов счет идет на сотни миллионов рублей, и я не буду обещать, что мы быстро с этой проблемой справимся. Но мы в постоянных переговорах. По Дому офицеров идут переговоры, есть люди, которые это здание готовы привести в порядок.


Площадка на Никитина. Сейчас, когда там появилась школа, то мы навели порядок хотя бы на огромной территории в центре города. Что касается казарм, то есть идея все снести и построить новый архитектурный объект. Есть также предложение отремонтировать казармы и расположить в них учреждения дополнительного образования.


Что касается здания «Киномира», которое в управлении ФГУП «Кристалл», то тут все непросто. Вы, наверное, слышали, что мы готовим проект по реставрации здания на Ленина, 111, бывший Второвский пассаж. Речь идет о ремонте фасада, подсветки и т. д. Мы не можем добиться взаимодействия с «Кристаллом». Мы собираемся в судебном порядке требовать, чтобы госструктура или компания, которая управляет госимуществом, хотя бы не мешала делать ремонт здания. Вопрос тяжелый.

Евгений Паршуто
Евгений Паршуто

Театр драмы и Большой концертный зал важнее памятников архитектуры

Да, сейчас нет такой динамики восстановления исторических зданий, как это было перед четырехсотлетием Томска. В то время на это было потрачено порядка миллиарда рублей. Большие деньги. Сегодня у нас на повестке дня Драматический театр и Большой концертный зал. Нужно их делать? Нужно. Наш концертный зал не отвечает никаким уже требованиям. У нас все, кто приезжает, я говорю даже не о Гергиеве и Мацуеве, а рядовые коллективы говорят нам, что у нас нет ни акустики, ни возможности  работать с современным оборудованием. И, конечно, в городе с населением 600 тысяч человек реконструкция данных объектов необходима. Поэтому нужно выбирать приоритеты. Мы уже поэтапно приступаем к реконструкции этих объектов и готовим проектно-сметную документацию. Для чего мы это делаем? Как только будет возможность взять федеральные деньги, мы предложим готовые проекты. После этих двух объектов будет сразу же внимание и Дому офицеров, и ТВМИ на Кирова, 49.

«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

Что касается не столь значительных объектов, а деревянной архитектуры, то у нас сейчас в приоритете дома, которые будут освобождаться по программе расселения аварийного жилья. У нас уже был опыт несколько лет назад, когда мы получили федеральные деньги, людей расселили, а дома остались заброшенными. Мы не имеем права допустить, чтобы такое повторилось еще раз.


Организационно это должно идти параллельно — расселение домов и реконструкция памятников деревянной архитектуры. Но вот по деньгам не всегда это параллельно получается. Если удастся к этому процессу привлечь внебюджетные источники, то будет очень хорошо. Надо тиражировать программу «Дом за рубль». Ждать федеральных денег не стоит. Плюс возможно муниципальное финансирование и региональное. Надо только этим заниматься в постоянном режиме и чтобы были задействованы все источники. И не надо забывать о волонтерстве.  Дом «Обыкновенного чуда» – наглядный тому пример.


(Таким образом, Евгений Паршуто, в общем признавая необходимость защищать деревянную архитектуру, не пообещал, что вспомнит прежний опыт и лично займется этим на областном уровне, как практиковалось при губернаторстве Виктора Кресса – прим. ред.)


Что касается иркутского опыта (речь идет про т. н. 130 квартал - прим. ред.), то это не наш вариант. Мне кажется, что такая насильственная модернизация деревянной архитектуры нам не подходит. Мы идем медленно, но идем. Губернаторская программа сохранения деревянной архитектуры 2004 года, муниципальная программа 2007-2012 года, «Дом за рубль», начиная с 2017 года и, надеюсь, до бесконечности. Это вот томская история.

«Город у нас грязненький и неухоженный»

Наверное, все со мной согласятся, что город у нас грязненький и неухоженный, несмотря на нечеловеческие усилия и большие деньги, которые приходят из федерации на благоустройство. Это происходит потому, что многие вещи у нас системно не решаются. Например, 2,5 тысячи раскопок ежегодно. И дальше больше будет, потому что сети находятся в жутком состоянии. Снег мы как не умели убирать, так и не умеем. 35 тысяч тонн песка высыпаем на газоны, тротуары и так далее. Только за последнюю неделю, когда образовался гололед, высыпали тысячу тонн песка. Город выглядел безобразно. 


По индексу качества городской среды Томск считается некомфортным городом. Если город получает меньше 180 баллов, то среда в нем считается неблагоприятной. А Томск набрал 174 балла всего. Нам предстоит очень много чего сделать. И мы надеемся на Центр развития городской среды, в котором работают молодые толковые архитекторы. Но 10 человек, которые там есть, они не перевернут город. Однако мы надеемся, что они станут конвейером творческих решений.


Последняя работа Центра развития городской среды – это типология площадок для сбора мусора. Их в городе тысячи. И если эту проблему не решить, то город у нас как был неряшливым, так и останется неряшливым. То же самое с остановками, с опорами освещения. В городе 30 тысяч опор освещения, и с ними тоже надо что-то делать. 


Меня спрашивают, что такое комфортная среда? Это когда выходишь из квартиры и тебе не противно.

«Любые ограждения – это плохо»

«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

Я против ограждений. Это безумные правила ГИБДД, по которым установлены сотни километров ограждений никому не нужных. Они абсолютно не влияют на безопасность дорожного движения и безопасность людей. От этого нужно избавляться. И для Центра развития городской среды дано задание разработать типовые ограждения для тех мест, где этого невозможно избежать. Хотя, конечно, любые ограждения – это плохо.

«Дальнейшие последствия такой обрезки непредсказуемы»

«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

Когда был муниципальный Горзеленхоз, то была культура ухода за деревьями. Как только он исчез, а это произошло лет 15 назад, то это варварство и началось. Конечно, это ни в какие ворота не лезет. Об этом и губернатор говорит, что этим нужно системно заниматься от начала и до конца. Он готов отправить на стажировку в любую страну мира людей, которые готовы обучаться и этим заниматься. У нас есть мощности Томскзеленстроя, известная всем Галина Шанина этим занимается. Но у нас есть бесконечное количество маленьких компаний, которые выигрывают лоты и потом вот так обрезают деревья. И, конечно, это нужно как можно быстрее прекращать, потому что дальнейшие последствия такой обрезки непредсказуемы. В рамках программы «Наш Томск» мы договорились привести в порядок 20 основных магистралей Томска. Это не значит, что там будет уложена плитка и установлены бордюры. Это значит, что будет комплексное благоустройство с наведением порядка с зелеными насаждениями. Я думаю, что этим путем и надо идти.

«Флагшток - это не капитальный объект и может быть демонтирован»

«Комфортная среда — это когда выходишь из квартиры и тебе не противно»

На этой площади в 1959 году был принят проект пространственного решения. Фактически в этом месте должна была быть высотка в 22-24 этажа. Этот флагшток — легкая попытка посмотреть, как это вообще будет работать. Проектирование такого объекта возможно. Пока мы посмотрели, как вертикаль эта смотрится. Это не капитальный объект, он просуществует, может быть, десять лет и совершенно спокойно может быть демонтирован. Это была федеральная программа, которую мы должны были выполнить безусловно. У нас были средства на это, и нам пришлось этот флагшток в установленные сроки возвести. (Про то, кому обязан Томск этим патриотическим сооружением, мы подробно писали здесь.)

Полностью запись видеотрансляции разговора с главным архитектором Томской области Евгением Паршуто можно посмотреть здесь.

Поддержи ТВ2! Мы пишем о том, что происходит, а не о том, что прикажут писать.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?