Как стать иностранным агентом, попарившись в бане

Как стать иностранным агентом, попарившись в бане

О существовании карельского вопроса, о сложностях сохранения национального языка в непростых условиях современной России я знала еще до своей поездки в Карелию. Не случайно ведь в разряд иностранных агентов попало уже несколько культурно-национальных общественных организаций. Сохранять национальный язык и самобытность — политически не безопасно.


За это уже поплатились, став иностранными агентами:


— Калининградское региональное общественное учреждение «Общество немецкой культуры и российских немцев «Айнтрахт Согласие»


— Некоммерческая организация Международный Фонд развития коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока «БАТАНИ»


— Межрегиональная общественная организация «Центр содействия коренным малочисленным народам Севера».


В Карелии иностранным агентом стала организация Nuori Karjala «Молодая Карелия». Занимавшаяся исключительно языком, традициями и никогда политикой.


Как так получилось, об этом мы поговорили с карелкой Натальей Антоновой — соучредителем Центра поддержки коренных народов и общественной дипломатии «Nuori Karjala» — «Молодая Карелия». После того как в 2015 году их признали иностранными агентами, организация закрылась. Местный Минюст выполнил «план», но «Молодая Карелия», получив во время суда широкую огласку, стала очень популярной. И через полгода, чуть изменив форму, открылась вновь.

Как стать иностранным агентом, попарившись в бане
Автор: Юлия Корнева

— Мы решили закрыть старую организацию и открыть новую. Да, у нас было предложение пойти в Европейский суд по правам человека, но мы отказались. Тогда бы этот процесс был долгим. А у нас на это не было ни ресурсов, как финансовых, так, главным образом, эмоциональных, ни времени. И мы просто создали новую организацию. Ведь мы маленькая очень скромная организация, которая работает с 1993 года под именем «Молодая Карелия» и уставная наша цель — поддерживать, сохранять, развивать, популяризировать культуру и языки коренных малочисленных народов Карелии, в частности карельский, вепсский и финский. Все ребята, которые состоят в нашей организации, имеют к этому непосредственное отношение, либо по своему происхождению, либо просто по жизненным увлечениям. Мы всегда принципиально были прописаны в Уставе как национально-культурная не политическая организация.

Фрагмент этновечеринки «Lembi» («Лемби»), где поднимается либидо. По обычаям карелов, веник помогает
Фрагмент этновечеринки «Lembi» («Лемби»), где поднимается либидо. По обычаям карелов, веник помогает
Автор: Фото предоставлено Натальей Антоновой

— Одно из самых узнаваемых наших мероприятий —организация этнических клубных вечеринок для молодежи города. Мы, например, приглашаем коллективы, которые исполняют фолк, рок, реп на карельском, финском, вепсском языках и устраиваем такие этновечеринки, абсолютно безобидные. Мы создали и поддерживаем деятельность самодеятельного кукольного театра на карельском языке. Это не профессиональные артисты, это молодые люди, которые изучают карельский язык и путем участия в постановках театра кукол пытаются удовлетворить свой культурный языковой интерес.


Карелов в Карелии осталось очень мало: всего 7 процентов. Финно-угорского населения, если взять, допустим, финнов, ингерманландцев и вепсов —еще меньше. Нас всех неполных 9 процентов в Карелии. Это очень мало. Финны и ингерманландцы практически все уже уехали по программе репатриации в Финляндию. Так что мы по большей части работаем только с карелами. В старой организации нас было 360 человек по списку, сейчас у нас человек 20. Но мы и не гонимся за численностью. Есть актив и вокруг люди, которым это интересно.

Организация «Nuori Karjala» («Молодая Карелия») в 2004 году поддержала создание молодежного кукольного карелоязычного театра «Čičiliušku» («Ящерка») и участвовала в его деятельности.
Организация «Nuori Karjala» («Молодая Карелия») в 2004 году поддержала создание молодежного кукольного карелоязычного театра «Čičiliušku» («Ящерка») и участвовала в его деятельности.
Автор: Фото предоставлено Натальей Антоновой

Факт причисления нас к иностранным агентам вызвал шок и у нас, и у тех, кто с нами сотрудничал и нас знает. Но мы в России уже ничему не удивляемся, у нас главы и министры в Карелии меняются со скоростью ветра. Так что о том, что нас причислили к иностранным агентам 19 июня 2015 года, я думаю, многие уже об этом даже забыли.

В Петрозаводске тогда был проведен большой семинар с карельской общественностью, были написаны от них письма-поддержки, собраны подписи от руководителей общественных руководителей. Все было послано в наш карельский Минюст. И уже потом, когда мы сели за общий стол переговоров, мы спросили: ребята, ну как же так получилось? Мы настолько безобидные, отчитываемся всегда вовремя. И нам признались, что на самом деле в Карелии должны были «сделать план». Закон об иностранных агентах спустили и нужно было выдать результат. Поэтому искали методом «вслепую». Кто более-менее маячит в интернете, кто поддерживает связь с финнами. У нас Финляндия рядом, и действительно очень тесные связи, многие из нас знают финский язык. В Финляндии тоже есть карелы и мы сотрудничаем. Но никак не влияя, упаси Боже, на внутреннюю или внешнюю политику ни одного из государств.

Так что все было несколько хаотично, но зато Минюст быстро выдал «план». Связано это было с тем, что накануне в Карелию приезжал Патрушев (глава ФСБ) и говорил о том, что Финляндия имеет смелость влиять на деятельность карельских общественных организаций. Тогда карельские организации в СМИ выступили с письмом, мол, ничего подобного, почему вы нас так оскорбляете, у нас просто дружеские отношения и вся деятельность открыта и публична. В ответ на нашу реакцию, нам фактически сказали, ну раз так, значит мы кого-нибудь найдем. Вот нас и «вычислили». А основанием для причисления нас к иностранным агентам было некое анонимное обращение гражданина, который написал письмо в местное отделение Министерства юстиции, что неплохо бы нас проверить.


— То есть обычная практика появления из ниоткуда некоего стукачка?


Да, причем когда мы спрашивали в суде, что суд хотя бы установил личность этого гражданина, нам ответили: это не важно, у нас есть обращение и этого достаточно. Письмо пришло по электронной почте, было подписано скорее всего вымышленным именем, чуть ли не Петя Смирнов. Через несколько дней после письма у нас возобновили повторную проверку. Хотя накануне плановая трехгодичная проверка наших документов уже была и было заключение, что наша деятельность полностью соответствует уставной. Но нам сказали, что имеют право после жалобы проверять еще.

Как стать иностранным агентом, попарившись в бане

В результате подкопались к одному проекту, который имеет отношение к Организации объединенных наций (ООН), участником которой Россия вроде как является. Мы проводили образовательный семинар и там было порядка 1500 долларов на это выделено. Семинар был связан с обучением представителей некоммерческих организаций коренных народов. Деньги официально поступили на счет и была за них полная отчетность в том числе перед камеральными органами.

Второй момент, почему нас причислили к иностранным агентам — это были наши личные связи с активистами финляндской партии «Истинно финны». Они приезжали в Карелию с ознакомительным туристическим визитом, в том числе парились в бане. Мы не проводили их встречу как плановые мероприятия нашей организации, потому что как частные лица, составляли им (частным лицам) компанию. Они знакомились с экономическим и туристическим потенциалом республики Карелия. Ни одной пресс-конференции, ни одного публичного мероприятия они не проводили, а были просто туристами. И мы в суде говорили: ну как наша деятельность могла повлиять на внутреннюю политику государства? Это же нужно доказать. Они сюда приехали в свое отпускное время и уехали попарившись в бане в карельской деревне. Но и это стало формальным поводом, чтобы причислить нас к иностранным агентам.

В Карелии выпускают пять периодических изданий на карельском, финском и вепсском языках.
В Карелии выпускают пять периодических изданий на карельском, финском и вепсском языках.
Автор: Юлия Корнева

— Многие в Карелии знают карельский язык?


— В основном пожилое население, да и то уже не бегло. От 30 до 40 лет, мое поколение, редко. Это либо язык уже выученный, если была, например, возможность закончить в Университете профильный факультет, либо тебе повезло родиться в деревне, а там еще говорили на карельском. Но если родился уже позже, то сейчас даже в самых закарелистых деревнях, молодежь говорит на русском. Среди молодежи больше тех, кто знает письменную форму, то есть умеет читать и писать. Но бегло на карельском не говорят, потому что у них практики нет. Для этого нужно работать, например, в СМИ на карельском языке. А оно у нас всего одно на всю республику. Я вот свой карельский язык развиваю, потому что много делаю проектов на карельском. Один из моих проектов — я, например, написала на карельском языке статью про дыхательную гимнастику в газету «Оma Mua» — «Своя земля». И сделала видео-курс дыхательной гимнастики на карельском языке и закачала его на youtube. Рэп мы в прошлую зиму сделали на карельском языке. Молодежи очень понравился этот альбом.

Коллектив D`airot – постоянный участник этновечеринок
Коллектив D`airot – постоянный участник этновечеринок
Автор: Фото предоставлено Натальей Антоновой

— Мне, честно говоря, и бюджета-то республиканского жалко, потому что очень много денег уходит на проформу, на поддержку антуражных мероприятий: костюмы, песни, фестивали. Но коллективы поют на карельском, и при этом не говорят на карельском. Это все равно что меня на китайском поставь сейчас петь. Считается, что мы сохраняем в Карелии культуру. Но вот в язык и в расширение форм использования языка мы не вкладываемся.


— Я была уверена, что раз республика национальная, то и местный национальный язык должен быть вторым государственным, а это значит в том числе преподавание местного языка в школах. А оказывается, что карельский язык такого статуса не имеет?


— Да, Карелия единственная из национальных республик России, где у местного языка нет статуса государственного. Но если, конечно, сравнивать нас с остальными республиками, мы в меньшинстве. То есть если взять Коми, Удмуртию, САХА-Якутию, Татарстан — там очень большой процент национального состава. А нас всего 7 процентов. Плюс еще есть такая геополитическая подоплека у всего этого: Москве это не особо надо, потому что мы приграничный регион и всегда существовала некая опаска интереса Финляндии к Карелии. Есть такое понятие, как «карельский вопрос». Часть Карелии же была Финляндией и после Великой отечественной войны отошла СССР. Восточная Ладога она же вся была финская. Поэтому изначально было такое отношение федерального центра, что как можно подальше отторгать с точки зрения ментальности Карелию и Финляндию.


— А чего они бояться, что Финляндия, как Россия Крым, вернет эту часть Карелии?


— Есть те, кто считает, что язык это инструмент политики. У нас была такая языковая политика, когда насильственно запрещали образование делать на родных языках, запрещали в школах говорить на родных языках. Нас всех учили единому и могучему русскому языку и боялись, что местные языки могут как-то ему угрожать. И это продолжается, потому что у нас до сих пор нет информации, как два официальных языка могли бы существовать в Карелии. Чиновники ораторствуют, что в этом случае придется его учить: чиновникам учить, в школах учить, дополнительная нагрузка в школах, дополнительная нагрузка на бюджет. А ведь национальный язык — это потенциал для развития, для культуры, для экономики, для наших голов в конце концов.

Как стать иностранным агентом, попарившись в бане

— У вас в школах никогда не преподавали карельский язык?


— У нас сейчас в нескольких школах преподают карельский язык , это порядка двух десятков школ. Но на формальных основаниях. Факультатив или урок один-два раза в неделю в младших классах. И я не боюсь этого говорить. В министерстве образования меня за это не любят. Но в министерстве образования нет ни одного человека, который бы знал карельский язык, а я его знаю. Конечно, эти факультативы — лучше, чем ничего. По крайней мере дети хотя бы алфавит изучат. У нас же не на кириллице он основан, а на латинице.


— Не было это проблемой, что ваш язык не на кириллице, а на латинице?


— Да об этой проблеме сейчас пытаются говорить. Но это чисто технический вопрос. Это поправимо все, если только захотеть сделать карельский язык государственным.

В России есть закон, что государственный статус могут иметь только те языки, которые пишутся на кириллической основе. Но наши ученые приняли в свое время правильно решение, что карельский пишется на латинице, потому что все наши фонетические особенности языка лучше передаются на латинице. И тем более у нас рядом большие языки, финский и эстонский, и много чего в карельском от этих языков почерпнуто, а они тоже на латинице. Так что чисто по законам языка карельский тоже должен был бы на латинице. Но в том же российском законе сказано, что по отношению к отдельным языкам может приниматься отдельный законный акт. Так что эта проблема технического плана. Госдума в принципе могла бы принять такое отдельное решение именно по карельскому языку, что в России может быть государственным язык, который имеет давнюю историю, но пишется на латинице.

Уличный флеш-моб в столице Карелии. Что ты знаешь о коренных народах Карелии?
Уличный флеш-моб в столице Карелии. Что ты знаешь о коренных народах Карелии?
Автор: Фото предоставлено Натальей Антоновой

— Карельский алфавит на латинице официально давно существует?


— Он существует официально с 29 буквами с 1989 года — постановление Совета министров Карельской АССР. В Карелии ранее в тридцатые годы 20 века были попытки создания алфавита на кириллице, потом все прекратилось. До этого он существовал как разговорный бесписьменный. У нас в советские времена вторым официальным языком вообще был финский. У нас же была Карело-Финская АССР.


— Говорят, что в Карелии были настроения, что, мол, если бы республика вышла из состава РФ, тогда и язык бы свой сохранили и культуру? Или это слухи?


— Карелия всегда была сложным вопросом между Россией и Швецией, потом между Россией и Финляндией. Но исчисляется наше образование с 1920 года с создания Карельской трудовой коммуны. И тогда карелы, не без помощи красных, решили, что они остаются в составе России, они к тому времени были уже крещены в православную веру. Так что определение произошло.

Реваншистские настроения существовали и даже существовали реваншистские организации в Финляндии. Даже в финском парламенте поднимали такой вопрос, как возврат утраченных территорий. Сейчас этот вопрос подостыл. Сейчас Финляндия сохраняет политику нейтралитета и живет счастливо.

В редакции газеты «Оma Mua» — «Своя земля»
В редакции газеты «Оma Mua» — «Своя земля»
Автор: Юлия Корнева

— Я предполагаю, что карельский язык рано или поздно исчезнет. И нам часто задают вопрос — а что вы вообще рыпаетесь. А мне просто интересно, мне интересен родной язык. И вообще когда я глубоко в какой-то теме, я стараюсь не замечать всего того сумасшествия, что в стране происходит. Тем более карельский такой древний язык и когда глубоко им занимаешься, там есть ответы на очень многие вопросы.


— На какие языки карельский похож?


— Это между вепсским и финским. Но вот мой диалект — южное наречие — похож еще и на эстонский. Считаются близкородственными языками — финский, эстонский, карельский, вепсский, ингерманландский, водский и ижорский.


— А вы кто по национальности?


— Я даже слюну в Америку посылала на ДНК, и у меня до седьмого поколения просчитано: русской крови во мне нет, есть только финно-угорская, саамская. Правда считается, что настоящие карелки приземистые, коротконогие и плотненькие, широкий таз, но я же не такая.


— Известный фильм «Кукушка» — кто там снимался в главной женской роли?


— Саамка, кажется из Норвегии. Хотя изначально, говорят, режиссер хотел снимать карелку. Говорит она на саамском, только саамский тоже разный в разных странах. Саамы разных стран могут не понимать друг друга. У нас же как: в одной деревне так могут говорить, а через десять километров уже по-другому.

Как стать иностранным агентом, попарившись в бане
Автор: Юлия Корнева

— Как вашей организации живется сейчас?


— Нормально. Нам государство говорило в лице Министерства по национальной политике, в лице министерства юстиции: что вы переживаете, ну причислили вас к иностранным агентам, иностранный агент тоже может работать, просто у них немного другая отчетность. Почему вы такую бучу подняли. А мы отвечали: а почему мы должны признавать себя иностранными агентами, если мы к таковым себя принципиально не считаем.


— Сколько в Карелии сейчас иностранных агентов?


Кажется трое: экологическая организация «Спок», у которой тоже был какой-то иностранный грант. И еще какое экспертно-правовое партнерство. Всех нас признали агентами в 2015 году. Потому как-то успокоились.


— Сейчас вы на какие деньги существуете? Как попытались себя обезопасить?


— Мы не стали отказываться от государственных грантов. А так как часть чиновников местных все-таки понимали, что мы свои, они в виде субсидий нас стали поддерживать. У нас по-прежнему в нашей общественной организации никто не получает зарплату. Так же есть частные пожертвования. Но я знаю, что сейчас другие организации: будь-то карельские или вепсские тоже теперь боятся принимать помощь от тех же финских организаций, чтобы их тоже не причислили.


Единственный плюс, а я из всего люблю извлекать плюсы, а то иначе как жить — мы стали очень популярными. Теперь о нашей «Молодой Карелии» знают все.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Деревенское Молочко
4 июня состоиться праздник "День молочка" !
SELDON basis
ПРОВЕРЬ ПАРТНЕРА И КОНКУРЕНТА
Поделитесь