К апгрейду готов!

В начале ХХ века в доме по адресу Савиных, 10 А жил известный исследователь Арктики Николай Урванцев. В советское время в этой деревянной двухэтажке ютились десятки человек. В 90-ых сюда заселился никому неизвестный дедушка, который занимался собирательством. После расселения дома, из его квартиры вывезли десять камазов хлама. Дом расселили пять лет назад. Его не снесли, так как это памятник культуры регионального значения.


И сейчас у дома появился шанс. Алексей Будников — молодой предприниматель в рамках городской программы по восстановлению деревянной архитектуры «Дом за рубль» решил подарить старому дому новую жизнь.

К апгрейду готов!

Историческая справка: по данным историко-архивных изысканий, объект по ул. Савиных, 10 А построен в 1910 году. Здание числится объектом культурного наследия регионального значения с наименованием «Дом, в котором в течение ряда лет жил выдающийся исследователь Арктики Николай Николаевич Урванцев». Предположительно, он проживал в нем в период с 1918-1919 годов,  но данный факт не подтвержден документально. Николай Урванцев — выдающийся исследователь-геолог. Закончил Томский Технологический Институт в 1918 г. Во время экспедиций он открыл угольные и медно-никелевые месторождения, стоял у истоков зарождения города Норильска, так же составил первую карту Северной земли и провел первые испытания советских вездеходов по Таймыру. 

Алексей Будников, участник программы «Дом за рубль»
Алексей Будников, участник программы «Дом за рубль»

В самом начале дом был усадьбой, у которой был хозяин, — рассказывает Алексей Будников. — В доме следили за порядком. Если что-то происходило — хозяин предпринимал какие-то действия, чтобы не допустить порчи своего имущества. Позже здесь сделали десять квартир. Тут уж не до порядка. Народ, видимо, так и относился: гори оно все огнем, лишь бы мне было удобно. Получается, в советские времена в доме не было хозяина, а, значит, никому не было до него дела.

Дом все стерпел. Но последствия устранять придется ни один день и год. Сейчас задача Алексея Будникова и его друзей — получить доступ к силовой части дома: несущим конструкциям и перекрытиям, чтобы оценить их состояние. Пока этого не увидишь — невозможно оценить масштаб работ. Однако, не все так просто. Звание дома «памятник культурного наследия» накладывает свои обязательства.  

Мы сейчас ничего не можем делать, — рассказывает Алексей Будников. — Любая манипуляция должна быть в проектной части и согласована с отделом по охране памятников. Эта штукатурка, например, может быть очень ценной. Нам нельзя поднимать пол и вытаскивать из под него землю, которую раньше использовали для утепления. Я — не профессиональный строитель, я вообще далек от этой области. Просто хочется сделать доброе дело. Меня не пугают никакие технические сложности. Мучает бюрократия. Слава богу, мне на пути попадаются люди, которые все понимают и идут навстречу. Но времени это занимает много. 

— Мы будто зажаты в тиски: с одной стороны не можем здесь ничего делать, пока не решится все с документами, с другой — нельзя медлить, потому что дом разрушается на глазах. Еще пару-тройку лет в таком состоянии и восстанавливать будет нечего. Мы просто не можем себе этого позволить. Поэтому следим, чтобы никто там не «обживался», ведем подготовительные работы: очищаем от мусора, закрываем окна, чтоб не завалило снегом и дом не пострадал еще больше. Дом давно отключен от коммуникаций, постепенно замерзает, кирпич разрушается. Мы принесли сюда теплогенератор и пару обогревателей, потому что с наступлением холодов находиться здесь стало невозможным.  

К апгрейду готов!
К апгрейду готов!
К апгрейду готов!
К апгрейду готов!

Пять лет назад дом был признан аварийным и расселен. Но здание не пустовало. В нем селились постояльцы без определенного места жительства. Долгое отсутствие отопления также повлияло на состояние здания.

Хочется сберечь историю, — говорит Алексей Будников. — Надеюсь, что мы сможем восстановить балконы, которые были с трех сторон дома, пусть они и давно не функционируют. Видно, что частично целы наличники — также будем восстанавливать. Все, что возможно, мы оставим в оригинале. То, что утрачено — будем воссоздавать по эскизам.  

К апгрейду готов!

По планам Алексея дом исследователя Арктики через пару лет станет хостелом в два этажа. В цоколе будет кафе. Проект по восстановлению еще не готов, но дом на Савиных, 10а стал объектом дипломной работы будущего реставратора, выпускницы ТГАСУ Татьяны Буреновой.  

Этот дом сразу меня заинтересовал, — рассказывает студентка пятого курса архитектурного факультета ТГАСУ Татьяна Буренова. — Он самобытный, не похожий на другие. Говорят, что это фоновая застройка, но для нее не характерны такие балконы. Информации по объекту очень много, чем глубже копаешь — тем больше находишь. Я, как будущий реставратор, считаю, что Томск — сердце деревянного зодчества. Сегодня тема реставрации очень актуальна, много памятников в ненадлежащем виде и не по 10-20, а по 100 и больше лет. Это надо восстанавливать, иначе мы просто растеряем то культурное наследие, которое у нас есть.

К апгрейду готов!
Фото: Алексей Чепурнов, архитектор

Этот проект не совсем традиционный, — рассказывает архитектор Алексей Чепурнов, помогающий Будникову. — Это памятник, к нему куча требований, которые между собой плохо стыкуются: с одной стороны, его нельзя сильно менять, с другой — здание в том виде, как оно есть, не очень приспособлено под общественное место: дверные проемы не такие широкие, лестницы аутентичные, красивые, но не соответствуют современным нормам. Однако, есть и плюсы: потолки высотой три метра и выше, фасад из «пожившего» дерева с историей, от которого веет теплом. Мы ищем компромиссные решения. Облик у дома сформировавшийся, наше дело — привести его в порядок и добавить немного лоска. Наша цель — приспособить то, что есть под то, что надо.   

К апгрейду готов!

Для своего возраста здание выглядит прекрасно, — говорит Алексей Будников. — Наши деды строили на совесть. При бережном уходе и правильной эксплуатации дом простоит еще ни одну сотню лет. Очень хочется, чтобы у нас все получилось, чтобы спасли еще один дом. Еще несколько человек сделали тоже самое. Эта операция по спасению должна принимать совсем другие масштабы, учитывая количество деревянных домов в Томске и скорость, с которой мы их теряем. Хотелось бы, чтобы этот отреставрированный в будущем дом стал неким импульсом для других. Это должен делать ни кто-то там, а мы, здесь и сейчас, те у кого есть силы и возможности это сделать. Иначе, что мы оставим после себя нашим детям.  

К апгрейду готов!
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?