Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке

От 700 тысяч до полутора миллиона домов в России находятся под угрозой сноса. Причина — нахождение в охранной зоне трубопроводов.

Дом, который должны снести — единственное жилье Калакуцких
Дом, который должны снести — единственное жилье Калакуцких

В семье Калакуцких из села Корнилово трое маленьких детей. В 2016 году суд принял решение в пользу ООО «Газпром трансгаз Томск» о сносе их единственного дома.


Пенсионерка Любовь Безруких продала свою квартиру, вложив деньги в землю и фундамент. Сейчас на своем участке, где запрещено строительство, Любовь садит огород и живет в сколоченном из досок сарае.


У Натальи Матюгиной на руках судебное решение о сносе дома и выселении. Жить ей больше негде. Сейчас Наталья вступила в движение «Люди. Трубы. Безопасность».


На участке Дмитрия Гурзу груда кирпичей. Его дом уже снесли. Дмитрий снимает квартиру.

Дмитрий Гурзу на развалинах своего дома
Дмитрий Гурзу на развалинах своего дома

Все эти люди — соседи с улиц с веселыми названиями Счастливая и Раздольная. Но веселого в их жизни мало. На их пятачке в селе Корнилово снесли уже девять домов. Остальным повезло — их по разным причинам не трогают. По крайней мере пока.


Год назад судебные приставы приехали сносить дом семьи Калакуцких. Но оказалось, что в нем живет многодетная семья. Живет в доме, построенном на участке под ИЖС, официально без обременений, в границах поселения. Дом был оформлен в собственность, и в нем на законных основаниях прописано пять человек. Последнее формальное обстоятельство временно спасло семью Калакуцких. Газпром, прежде чем сносить дом, обязали по суду сначала выписать семью. Сейчас этот суд семья проиграла.


— Мы продолжаем жить в этом доме, так как больше нам идти некуда. И будем продолжать борьбу за него. Когда я пришла к судье за решением, сказала, что жить придем к ним в суд, больше некуда. Судья в ответ только улыбнулась, — рассказывает Татьяна Калакуцкая.

Эти два жилых дома тоже должны снести
Эти два жилых дома тоже должны снести

Глава Корниловского сельского поселения заявлял, что по информации на 2016 год, в охранную зону газопровода в их селе попали не менее 200 домохозяйств. И объяснял: когда переводили земли под ИЖС и продавали людям под строительство домов, на кадастровую карту газопровод не был нанесен, соответственно, и не было обременений. Мол, газовики не обязаны наносить газопровод на карту в рамках антитеррористических мер. А муниципальные власти боятся, что если нанесут на карту газопровод, раскроют государственную тайну.


Одного из подрядчиков, что строил здесь дома, газовики вроде как предупреждали. Но подрядчик объяснил: согласовывать строительство было не его заботой, а собственников.


Однако семья Калакуцких о том, что в овраге под землей проходит труба и что строить рядом с ней нельзя, вообще не знала.

Это сейчас там стоит указатель, а раньше никаких отметок не было. Газовая труба идет в 120 метрах от нашего дома под землей. А по их СНиПам 150 метров должно быть до границы с населенным пунктом. Но наш дом не является границей населенного пункта.

Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке

Газопровод в этом месте был построен больше 20 лет назад. Чиновники, которые в 2009 году отводили земли под строительство, не «заметив» его, ко времени, когда Газпром начал подавать иски, на своих местах уже не работали. И жители остались крайними.


Аналогичные ситуации сложились во многих регионах России. Точную цифру пострадавших назвать никто не может. Цифру в 1 миллион первоначально озвучивали представители Газпрома на заседании в Государственной думе. 


— Общественная палата взяла за основу эту цифру и прибавила дачников, оказавшихся также возле трубопроводов. Так получилось 1,5 млн. Минэнерго по поручению президента, проводя подсчеты, озвучивало цифру 700 тысяч домовладений. Возможно, в тот момент цифру уменьшили для снижения накала страстей, — пытается объяснить разброс цифр Наталья Матюгина.


—  Жительница из Челябинска Светлана Романова дозвонилась на прямую линию до Путина, и он сказал оставить людей в покое — тех, кто попал в такую ситуацию и уже построился. Мы с этой женщиной потом разговаривали — после этого звонка у них отменили все решения о сносе и они спокойно живут в своих домах. Но, видимо, Томск – это не Россия. И распоряжения нашего президента никак не влияют на томскую власть и наших судей, — говорит Татьяна Калакуцкая.

Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке

Рядом с Калакуцкими на своем земельном участке возится с рассадой пенсионерка Любовь Безруких. Она продала квартиру в Красноярском крае, все деньги вложив в покупку земельного участка и строительство. Но успела построить лишь фундамент. Сейчас рядом с этим фундаментом Любовь разбила огород и садит цветы. Летом женщина живет в сколоченном из досок сарае. Зимой перебирается к дочери.


— Участок я купила за полмиллиона, еще 200 тысяч вложила в постройку. Успела сделать фундамент и подвести коммуникации. На этой стадии меня Газпром и завернул. Они замерили, оказалось до фундамента 143 метра, а надо 150. Так что я могу только пользоваться землей. Вот сажу цветочки, помидорки.

Я так люблю копаться в земле. Мечтала поставить дом на земле и тут с сыном жить. Но сын сейчас снимает квартиру. А я с кошкой в сарайке.

Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке
Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке
Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке

— До меня здесь по соседству купила участок дочь. Думали, будем рядом жить. Но ей тоже запретили. Хотя вон тот товарищ живет вольготно, а ведь к газопроводу еще ближе. Но он бывший начальник. Его не трогают. А дом еще одних моих соседей снесли. Они там уже мебель поставили, жили. Вон развалины, на них еще табличка лежит: улица Счастливая, 38.

Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке

В прошлом году после волны протестов против сноса домов в ряд законодательных актов были внесены изменения. И один из судей Томского областного суда при кассации дела Калакуцких даже попытался эти изменения учесть. Но его «особое мнение» оказалось не решающим. И дело о сносе дома и выселении семьи Калакуцких так и не было пересмотрено.


— В августе 2018 года вступили изменения в гражданский и гражданско-процессуальный кодексы, — рассказывает адвокат семьи Калакуцких Лариса Шейфер. — В том числе в понятие «самовольная постройка». По новым правилам, самовольным не является объект, построенный на участке, имеющем какие-то ограничения в использовании, если владелец участка об этом не знал. Кроме того, раз по закону в этом случае теперь это не самовольная постройка, появились основания для пересмотра дела. Дом Калакуцких должны снести, в том числе, как самовольную постройку. На наш взгляд, дело должно было быть пересмотрено, и с нами согласился один из судей областного суда во время апелляции. Если бы решение было пересмотрено, то по изменениям, которые внесли в закон о газоснабжении, им бы при сносе дома была положена хотя бы компенсация.

Таким образом Газпром борется не за безопасность людей, а за свои деньги. Потому что если бы боролся за безопасность, то снесли бы дворцы, что стоят рядом и тоже попадают в эту зону. Мы сейчас надеемся только на кассацию, которая пройдет уже не в Томске, а в Кемерове.

Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке

— Этот дом у меня единственное жилье. Есть судебное решение о его сносе и о моем выселении. Последнее я пока еще пытаюсь обжаловать, — рассказывает Наталья Матюгина. — 31 мая в Москве пострадавшие от этой ситуации, представители из разных регионов (Московская область, Томск, Пермь, Тамбов, Татарстан), собрались на форум «Особо опасные объекты в населенных пунктах: пути защиты граждан». Там мы приняли решение о создании межрегионального движения «Люди. Трубы. Безопасность». Было порядка 70 человек. Были представители Совета Федерации.

Во всех регионах такая проблема, но все в шоке от ситуации в Томске: нигде реально не сносят дома. Не выселяют. В каких-то регионах приостанавливают иски, и дальше хода им нет. Где-то делают на трубопровод защитный кожух либо меняют трубопровод на другой, с более толстыми стенками. Чтобы уменьшить эту защитную зону. То есть идут несчастным людям навстречу. А у нас нет.

— Сергей Анатольевич Жвачкин с нами не встречается. А мне интересно было бы у него спросить, почему в Челябинске отменяют решения по вновь открывшимся основаниям, а у нас нет. На форуме мы приняли резолюцию, которая была отправлена в Совет Федерации. В ней перечислены все регионы и открытый список всех газопроводов, где необходимо эту зону каким-то образом уменьшить либо пустить газопровод в обход сел и городов. Ведь в эту зону попадают даже многоквартирные дома. Также мы сделали обращение в Госдуму, председателю Верховного суда, в генпрокуратуру, губернаторам — с требованием рассмотреть вопрос о внесении изменений в схему территориального планирования.

Губернатор Томской области Сергей Жвачкин, выступая 31 мая 2018 года с ежегодным отчетом, прокомментировал ситуацию в Корнилове так:


«Мы этим вопросом занимаемся. Этот вопрос такой — морально-этический. «Зимняя вишня» показала, я вам как газовик говорю, что если там рванет, то от этих домов ничего не останется, — сказал Сергей Жвачкин, отвечая на вопрос председателя Общественной палаты Томской области. — Вы, как Общественная палата, можете написать расписку, что гарантируете, что там с людьми ничего не произойдет? И что делать? Не сносить? Это первое. А второе, там действительно многое накрутилось. Посадить бы тех, кто выдавал разрешение на строительство, но у нас законы такие, что не посадишь. Люди-то не при чем. Основная масса получила разрешения, но есть и те, которые ничего не получали, и в первую очередь сносят их».

Зато к сносимым домам подвели газ
Зато к сносимым домам подвели газ

— Все сидят по домам и боятся, чтобы их не тронули. На форуме я почувствовала, что мы не одни, — продолжает Наталья Матюгина. — И такие же товарищи по несчастью сказали нам, что если вдруг вас начнут выселять насильно, мы приедем из разных городов. Ближайшие города, которые были на этом форуме: Красноярск, Сургут. Женщина, кстати, которая приехала из Красноярска, перед форумом зашла в администрацию президента, обращение подала, где ей сказали: чего вы ходите, вас все равно снесут. Представляете, в администрации президента! Владимир Владимирович говорит — оставьте людей в покое, а всем, кто ниже, на его слова все равно.

Из-за газовой трубы теперь живу в сарайке

— Я по судебному решению снес дом за свой счет, — рассказывает Дмитрий Гурзу. — Теперь снимаю квартиру. Только на строительство дома у меня ушло 1 миллион 200 тысяч рублей. Я попытался через суд получить от газовиков компенсацию в 1 миллион 923 тысячи рублей. Суд мне отказал. Все инстанции. Сказали, что теперь я на своем участке только картошку могу сажать. Но я не хочу сажать картошку. Мне жить негде. По мнению суда, мне опасно находиться на участке в своем доме, но не опасно находиться на нем же, копаясь в земле. Ведь участок у меня не изымают.

Меня спрашивают: вы понимаете, что тут опасно находиться? Я говорю: нет, не понимаю, ведь мне дали участок в границах населенного пункта. Когда эти границы устанавливают, проводятся всякие экспертизы, согласования. Получается, все эти службы не работают? Населенный пункт по определению место, безопасное для проживания. Или не так?

На самой табличке, установленной ООО "Газпром трансгаз Томск", охранная зона обозначена не 150 метров, а всего 25.
На самой табличке, установленной ООО "Газпром трансгаз Томск", охранная зона обозначена не 150 метров, а всего 25.
Татьяна Калакуцкая
Татьяна Калакуцкая

— Сейчас мы периодически оплачиваем штрафы за неисполнение решения суда, то по шесть тысяч, то по две тысячи. У нас блокируют счета, даже алиментную карточку блокировали несколько раз, хотя я приносила приставам справку, что у меня на эту карточку перечисляются алименты на старшего сына. Хорошо, что мы не использовали на строительство этого дома материнский капитал, а то бы меня еще и мошенницей какой-нибудь признали. Сейчас выселяют. Куда детей? В детдом сдать? Государство от нас отвернулось. Говорят, у судей глаз замылен, это нам так прямо в суде и сказали. Как замылен? Мы же живые люди. Нельзя же так.

На улицах Счастливая и Раздольная в Корнилове уже снесены девять домов
На улицах Счастливая и Раздольная в Корнилове уже снесены девять домов

ТВ2 уже не раз писало об этой проблеме. Причину произошедшего объясняли глава поселения и в областной администрации. ООО «Газпром трансгаз Томск» от комментариев отказывался. Подробности в нашем первом материале «Моя хата с краю».

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?