ИсПЫТАНИЕ Карелией

«Пыточные» колонии. Так многие стали называть колонии Карелии после того, как о них рассказал Ильдар Дадин, приговоренный за проведение пикетов к трем годам лишения свободы. Но еще до Дадина в среде осужденных о карельских колониях была дурная слава. Региональные журналисты из разных российских городов попробовали выяснить, так это или нет.


— А вы не боитесь одни ходить? — Нет, не боимся. Вы же на службе закона. А мы закон не нарушаем (разговор с людьми в форме при подъезде к колонии № 9 г. Петрозаводска)


— Если вы заговорите с человеком, и к вам подойдут еще люди, то это будет несанкционированный митинг (про себя подумала, что это незаконно, но спасибо за предупреждение).

ИсПЫТАНИЕ Карелией
Фото: Юлия Корнева

Итак, шесть журналистов из Томска, Новосибирска, Ростова и Адыгеи отправились в журналистскую экспедицию в Карелию. После того, как Ильдар Дадин пожаловался на пытки в Сегежской колонии, правозащитникам по различным каналам посыпались письма из Карелии от тех, кто, как Дадин, также заявлял о пытках. Однако в карельские колонии после Ходорковского и Дадина перестали пускать даже проверенных местных журналистов, из тех, что на конфликтные темы не пишут, а рассказывают лишь о конкурсах снежных фигур. Сор из колоний здесь предпочитают не выносить. Все, с кем мы общались, говорят, что жаловаться решаются только редкие смельчаки. Как могут здесь давить даже просто на тех, кто пытается узнать, проверить информацию — мы испытали на собственном опыте: открытая слежка, угрозы. Но на свободе в Карелии еще много тех, кто защищая родных или считая это гражданским долгом, готовы встречаться с журналистами.

ИсПЫТАНИЕ Карелией
Фото: Юлия Корнева

Законодательное собрание республики Карелия. Депутат Ольга Залецкая. Обвиняемая по делу о мошенничестве. Это дело в Карелии многие расценивают как политическое. Залецкая - известный в Петрозаводске человек, кем бы ни была — сотрудником оппозиционной газеты, городским депутатом, директором спорткомплекса....со своей принципиальной позицией – многим была поперек горла. Не раз ей угрожали: не лезь, пожалеешь. Сейчас ее обвиняют, что, будучи директором обанкротившегося предприятия, занизила цену муниципального имущества. Хотя цена была установлена госэкспертизой, прошла прокурорское одобрение и по инициативе собственника продано здание было после решения суда, обязывающего это сделать. Продано, по сути, было даже не Ольгой. Но обо всем по порядку.


Ольга Залецкая, мать двоих детей, месяц провела в СИЗО. Выпустили ее оттуда после многочисленных материалов в СМИ и тысячного митинга в ее поддержку. На митинг вышли жители Петрозаводска, журналисты и даже чиновники. Последние, несмотря на угрозу быть за это уволенными. Сейчас, не афишируя, Ольга Залецкая занимается нарушениями прав осужденных и подследственных. Просто «старается им чем-то помочь».

Памятка чиновнику на входе в Заксобрание республики Карелия
Фото: Юлия Корнева

Был бы человек, а дело на него найдется


— Мой арест нужен был, чтобы устранить бывшего оппозиционного мэра Галину Ширшину. Я тогда была депутатом Петрозаводского городского совета. И на многих депутатов тогда давили и угрожали возбуждением уголовных дел, проблемами в бизнесе и т.д.

У нас из тридцати городских депутатов, человек на десять завели различные уголовные дела — на них или их ближайших родственников. Давление нарастало. Мой арест нужен был, чтобы сломить волю депутатов, чтобы они проголосовали против Ширшиной. Депутаты сдались и Ширшина была устранена.


(Галина Ширшина — бывший мэр Петрозаводска. В 2013 года на выборах главы Петрозаводского городского округа самовыдвиженец Ширшина получила 41,9 % голосов, опередив действующего градоначальника Николая Левина («Единая Россия»), получившего 28,9 % голосов. На выборах ее поддерживало местное отделение партии «Яблоко».

Ширшина отменила инаугурационную церемонию вступления в должность как, по её мнению, излишнюю и требующую неоправданных расходов бюджетных средств. И дальше продолжала работать «нетрадиционно». Спасла, несмотря на сопротивление влиятельных сил, от разорения местный муниципальный транспорт, снизив цену на проезд и обеспечив приток пассажиров. 25 декабря 2015 года депутаты горсовета Петрозаводска проголосовали за досрочное прекращение полномочий Галины Ширшиной. Глава Карелии Александр Худилайнен выразил удовлетворение этим решением — прим. редакции).


— Расскажу про собственное уголовное дело. Меня назначили директором на муниципальное предприятие «Петропит», которое раньше кормило все школьные столовые, а теперь банкротилось. Раньше у Петропита было имущества — полгорода. По неизвестным причинам, они подали на банкротство, имея долг всего 4 миллиона рублей. Когда я пришла, комплексов у предприятий уже не было, все перешло в частные руки. Проводилось расследование, но оно ничем не закончилось.


Я понимаю сейчас, почему администрации выгодно было меня поставить директором. Они набросили на меня удавочку, понимая, что теперь они – мои работодатели. У «Петропита» на тот момент были только долги и всего три здания в собственности. Денег нет, я увольняю последних уборщиц, сама убираю. Собственник рекомендует мне продать одно из зданий, два других еще до меня были сданы в аренду на 49 лет. Но после нескольких экспертных оценок администрация не согласует продажу в связи с протестом прокурора. Я иду к прокурору, он мне советует сделать госоценку в госучреждении. Я так и делаю, здание оценивают в те же 18 млн рублей, после этого мне дают разрешение на продажу. Я искала по принципу состязательности оценщика, пошла на отрытый аукцион. Однако на суде мне говорят, что я заведомо пошла на все это, пытаясь придать сделке видимость законности. Но когда, я узнала, что участник аукциона один, отказалась заключить с ним договор. Покупатель подает в суд, и суд принимает решение обязать меня подписать этот договор. Я была в отпуске, и девушка, которая меня замещала, подписала этот договор.


Мне нужно было сразу отказаться от этой работы, но я-то все делала по закону и думала, что все будет нормально, если делать как положено.

Прокурор – тот, что мне согласовал продажу, несчастный, тоже попал под раздачу, потому что дал показания, что все было законно. Сейчас его перевели куда-то в район.


Я – человек неудобный. Борясь с «системой» как-то даже вызывала полицию в здание правительства. Единственная действующая столовая у предприятия была в здании правительства Карелии. Хотя помещения, принадлежащие Республике Карелия уже как два года были сданы в аренду другой фирме, «Петропит» почему-то не освобождал их и продолжал работать. Предприниматель не мог туда зайти. Но все молчали. Когда я официально уведомила работников о прекращении работы, заведующая столовой, явно имевшая неких покровителей, забаррикадировалась. Вот я и вызвала полицию, сказав, что в столовой посторонний человек, удерживающий заложников. Меня тут же вызвал чиновник из правительства. Когда я зашла в его кабинет, поразило, что он сидел, сложив ноги на стол. Этот чиновник мне так и сказал: куда вы лезете? В результате длительных переговоров, я отозвала свой приказ об увольнении, директор столовой написала заявление «по собственному желанию». Но мне было сказано, что я об этом еще пожалею.

Суд надо мной идет уже два года. Сначала они очень торопились, теперь не торопятся. Я не жду оправдательного приговора. Хотя дело развалилось. Да они могли бы сказать, что мы перегнули палку, потому что всем это очевидно. Но они не могут теперь пойти на попятную. У меня брат раньше работал в правоохранительных органах, он так и сказал: они перешли черту невозврата. И теперь пойти на попятную — значит признать, что меня арестовали незаконно. Но арест был и теперь обратного пути у них нет. Семь месяцев назад состоялись переговоры между Верховным судом и судом Петрозаводска по поводу планируемого мне срока: пять лет.

— На какой стадии суд?


— В мае будет закончен опрос свидетелей и мы подойдем к прениям. Мне вменяют, что я ввела в заблуждение администрацию города. Но я вам могу сказать, что ни один свидетель, включая тех, кто настроен против меня, не сказал, что я кого-то ввела в заблуждение. Та экспертиза, на основании которой было сказано, что я ввела в заблуждение и причинила огромный ущерб, ее разбили полностью. Ее даже суд признал незаконной. Есть госэкспертиза, что здание стоит 18 млн, а вообще их аж четыре экспертизы, которые сказали, что здание стоит 18 млн. А следственные органы заказали свою у некоего Рудича, который говорит, что здание стоит 60 млн. Причем я знаю, что этот Рудич проходит по нескольким политическим делам в качестве эксперта, представляя сторону обвинения. И я очень сомневаюсь в честности его экспертизы. Суд тоже засомневался, и заказал новую. Вот сейчас ее ждем.

ИсПЫТАНИЕ Карелией
Фото: фото: http://7x7-journal.ru

Арест.


До того, как я попала в СИЗО, я два дня находилась в ИВС (изолятор временного содержания в УВД) Меня задержали примерно в 11 утра на рабочем месте. На тот момент я была директором спорткомплекса «Луми», которым стала, уйдя из «Петропита». Следственный комитет, потом допрос, несколько часов мы провели на улице. Был март, очень холодно, вечером я попадаю в ИВС. Очень хочется сходить в туалет, это первая возможность за весь день, но мне в грубой форме отвечают «не положено». Я врачу сказала, что хочу в туалет, мне уже все-равно, я сяду и при вас тут пописаю. После этого она вмешалась, меня отвели в туалет, потом в камеру, забрали одежду, я осталась только в платье, трусах и ботинках. Грязь, везде окурки (несмотря на то, что там курить нельзя). В ответ: уборщица приходит раз в неделю, если хотите, сами убирайте. Я попросила куртку — не дали. Еда — не положено, мол ставят на довольствие только на следующий день. Пришла прокурор, увидев в каком я состоянии, сказала, что допрашивать меня в таком состоянии не будет. Принесли куртку, потом уже в камере выдали четверть буханки хлеба, но съесть ее я не смогла. Потом был суд по мере пресечения и транспортировка в СИЗО.

Там была гора грязных матрацев. Мне выдали один, в другой руке все мои вещи и подушка. Я еле держалась на ногах, сопровождали меня двое или трое человек с собаками. Для чего? — Видимо для создания атмосферы. Между лестничными переходами мне стало плохо, очнулась от того, что бьют по щекам, первая реакция — избивают.

В камере первое, что ужаснуло — очень загаженный унитаз, который в СИЗО реально моют только зубными щетками. Причем намывать унитаз — твоя обязанность. Нет ни кусочка туалетной бумаги, ни мыла, ни полотенца, из крана бежит ледяная вода. Зато через некоторое время мне дали поговорить с психологом. И я сказала: не понимаю, чего вы добиваетесь, но если хотите суицида, вы его получите. Только тогда мне принесли сумку с вещами, мыло и полотенце. Как я позже узнала, оказывается в это время, уже пошли публикации обо мне, так что не знаю, психолог ли помог или огласка в СМИ.

ИсПЫТАНИЕ Карелией
Фото: фото: http://7x7-journal.ru

«Женское лицо оппозиции Петрозаводска». Митинг в поддержку.


«Арестованы Ольга Залецкая и Александра Корнилова, эксперты считают это началом разгрома оппозиции. Более тысяч жителей Петрозаводска вышли в четверг на пикет к зданию правительства республики Карелия» — Из статьи «Женское лицо оппозиции Петрозаводска», сайт «Настоящее время».


— Я была в шоке, когда мне адвокат говорил, что люди вышли на митинг и пытаются меня защитить. Я говорила, перестаньте, у нас половину Карелии расстреляли, я знаю, как раньше вывозили всю деревню, всех, кто старше 18 лет и без суда и следствия расстреливали. Поэтому, кто на это пойдет — меня защищать? Но когда меня выпустили через месяц из СИЗО, я оказалась дома и мне показали публикации в мою защиту — первой реакцией было сказать людям «спасибо». Но следователь запретил мне поблагодарить людей. Адвокат сказал, что раз я под домашним арестом, любые действия только с разрешения. А про митинг мне рассказывали, что была плохая погода: снег с дождем, но пришло очень много народу. Митинг был у здания правительства, и мне рассказывали друзья, что люди, когда общались друг с другом, говорили: она нам в этом помогла, а мне в этом. Я же была депутатом, но никогда не выпячивалась, не любила официоз, старалась держаться в стороне, просто помогая людям. И тут я увидела от них реакцию.

Мне рассказывали, что на митинг приехала бабушка на инвалидной коляске и она просто стучала своей палкой по забору. Мурашки по коже. На некоторых из тех, кто пришел на митинг, были потом гонения. Говорят, лично губернатор вызывал их руководство, требовал увольнения этих людей. Но никого не уволили, несмотря на давление. То есть мой арест и условия содержания, о которых стало известно через адвоката, возмутили даже тех, кто так или иначе был у власти.

СИЗО г. Петрозаводска, где находилась Ольга Залецкая
Фото: Юлия Корнева

СИЗО 21 века.


— Для меня было шоком невозможность соблюдать гигиену. Душ только один раз в неделю. Но женщины приспособились. Берешь пластиковую бутылку, набираешь холодную воду, кладешь на батарею, к вечеру она нагревается. Я об этом не знала, и сначала свою бутылку выбросила. Мне потом девочки, когда я пришла в комнату, дали. Комната, палата — это я так камеру называла, дабы защитить свою психику.


Например, в СИЗО есть магазин: список продуктов и товаров, но в списке все скопом и не подписано что это. Вот сидишь и думаешь, «Розовая пантера» что это: сигареты, конфеты, книжка, или реальная розовая пантера. И ни у кого не спросишь. Когда я через две недели начала разбираться, поняла, что в этом списке, нет элементарно женских трусов и носков. Хорошо, если у тебя есть родственники и они могут принести тебе это с воли. Но со мной сидела девочка, которую взяли, когда она вышла из квартиры. В чем она выскочила из квартиры, в том ее и арестовали. Дома при этом оставался четырехлетний ребенок. Что с ребенком, она могла только догадываться, ей никто ничего не рассказывал. Когда мы с ней встретились, она уже неделю была в СИЗО. Девочка была детдомовская, родственников у нее не было. Она сидела без зубной щетки, без расчески, без женских прокладок, которые ей были нужны. На прокладки она изрезала футболку, в которой была — низ до груди, стирала эти тряпочки в холодной воде и ими пользовалась.


Когда я к сотрудникам потом обратилась, что же вы делаете, мне ответили: она же не спрашивала. Вот у нас есть листочек, в котором написано, что может заключенный попросить. Там в списке был некий гуманитарный набор, но что в него входит не написано. Мы написали заявление и через трое суток ей его выдали этот гуманитарный набор, в него входила пачка прокладок, тюбик зубной пасты, зубная щетка и мыло. А вот тапочки или сланцы, к сожалению, не входили. На ногах у нее были ботинки, второй обуви не было. Ходить в ботинках все время невозможно, а босиком — холодно и грязно.

Так вот заключенные, у кого не было второй обуви, вырезали эти тапки из куска линолеума, обматывали его полиэтиленом и подвязывали веревочками. Вот в этой обуви она и ходила. При этом ты помочь ей не имеешь права, если передашь хоть зубную щетку, хоть тапочки — будешь наказан.

ИсПЫТАНИЕ Карелией
Фото: Юлия Корнева

Договор со следствием.


Была в СИЗО Петрозаводска девушка с двумя высшими образованиями. На тот момент она уже семь месяцев сидела. Задержали ее вместе с мужем, друзьям пришлось на их двух детей оформить опекунство. Вменяли им тоже мошенничество. Она заключила досудебное соглашение, что она дает показания по одному громкому делу, где фигурировал очень известный в Карелии политик.  Прокурор республики Карелия пообещал, что будет условное наказание. Досудебное соглашение заключается в устной форме, но при этом присутствуют адвокаты и прокурор. Я ей тогда говорила, что вряд ли они выполнят свое обещание: тебя задержали, чтобы ты дала показания и никуда не выпустят, пока ты в суде их не подтвердишь. В итоге, ей дали реальный срок. А тому, против кого она давала показания — условный. Уже потом, когда я, как депутат, начала разбираться с выделением очень дорогих участков земли на берегу Онежского озера, прямо в черте города, якобы многодетным семьям, я увидела что среди тех, кто получил эти участки фигурируют эти громкие известные фамилии. Так что все закономерно.

ИсПЫТАНИЕ Карелией
Фото: http://www.fsin-atlas.ru

Негласная общественная приемная.


Есть у нас в Карелии ОНК — общественно-наблюдательная комиссия. Она одна имеет право беспрепятственно посещать колонии и СИЗО, контролировать все что там происходит. Но, как бы мягче сказать, у председателя нашего ОНК, после таких проверок — обычно все хорошо. Но ко мне сейчас обращаются люди за помощью и рассказывают о происходящем за колючей проволокой. Так вот, этот председатель в 2016 году прибыл в Сегежскую колонию. Заключенных обычно выстраивают на плацу, никто не должен жаловаться — это известная практика, у нас все хорошо. Но один заключенный, только что прибывший из «Матросской тишины» даже не в качестве жалобы, а в качестве просьбы, высказал такое пожелание перед председателем ОНК: нельзя ли наладить переписку с родными по электронной почте. Мол, там, где я сидел, есть электронное письмо, стоит 300 рублей, зато в этот же день родственники могут получить от тебя какую-то весточку. И колонии заработок и заключенным хорошо. Его выслушали, развернулись и ушли.

На следующий день, человека вызывают и отправляют на, кажется, это называется «уголек». Фактически — пытка. Есть такая гора с углем, которым топится поселок Сегежа. Осужденному дают черенок с лопатой, который весит 20 кг, ты с тележкой со спущенным колесом должен подняться на эту гору и тяжеленной лопатой наполнить тележку, спустить и завезти в топку. И так весь день. Через несколько дней этот осужденный оказался в больнице, потому что у него руки были в мясо. И стал жаловаться на сердце. Ему сказали: ты – симулянт. А ночью он умер от сердечного приступа.

Человеку было около 60 лет. Его фамилия Аполлонов. Насколько я знаю, это было как раз в той колонии, где сидел Ходорковский и Дадин. В Сегеже, мне говорили, вообще не соблюдается трудовой график, люди работают порой по 12 по 16 часов. Проверить эту информацию или опровергнуть невозможно. Система полностью закрыта.


Могу рассказать про одного человека, который уже освободился из 9 колонии (в Петрозаводске — прим. редакции). Он рассказывал мне об избиениях. Рассказывал как это было. Что, например, они сидят, открывается решетка, сотрудники хватают того, кто с краю и избивают. Без повода, просто видимо агрессию нужно выплеснуть. После этого группа заключенных объявила голодовку, а этот человек стал везде жаловаться. Понимая, что у него есть родственники, адвокаты, которые интересуются его судьбой, сотрудники колонии тогда спрашивают: «Чего ты хочешь?» И он, понимая где находится, «выторговал» себе неограниченное количество передач. Ему еще два года было сидеть. Но это было в 2006 году. Может быть сейчас уже ситуация и поменялась.


Вы наверно слышали о Светлане Чечиль, которая не поздоровалась в женском туалете второй раз с сотрудником колонии, кстати, мужчиной, и ей вынесли наказание, лишив тем самым права на УДО.


(В декабре прошлого года, накануне рассмотрения ее ходатайства об условно-досрочном освобождении, «яблочнице» Светлане Чечиль, отбывающей наказание в колонии-поселении при ИК-9 в Петрозаводске, было вынесено взыскание за то, что при появлении сотрудника исправительного учреждения она, находясь в женском туалете, встала, как и положено, по стойке смирно, но не выкрикнула приветствие. После этого наказания суд отказал ей в удовлетворении ходатайства об УДО. Члены СПЧ сочли произошедшее не надзором, а провокацией. В апреле 2016 года Светлану Чечиль приговорили к 1,5 года лишения свободы в колонии-поселении за «превышение полномочий». В Карелии это дело считают политическим. Светлана Чечиль — в 2013 году глава администрации Прионежского района Карелии, стала «неугодна» областным властям. Но Светлана Чечиль отказалась подать в отставку и вскоре оказалась на скамье подсудимых. — прим. редакции).


Также люди жалуются, что если приходят в 9 колонию на длительное свидание, не всегда, но выборочно, даже детей раздевают до трусиков. Взрослых могут раздеть догола и заставить присесть. Если дети совсем маленькие, родственники стараются представить происходящее как игру.

ИсПЫТАНИЕ Карелией
Фото: фото: http://7x7-journal.ru

Обреченность.


— У вас чувство обреченности?


— Сложно сказать. По-разному бывает. Но особых надежд нет. Я понимаю, что будет обвинительное заключение, потому что той же Чечиль за 36 тысяч рублей якобы нанесенного ущерба государству дали полтора года. Теперь я живу одним днем, и делаю все, чтобы максимально эффективно прожить то, что у меня есть. Активно, но негласно помогаю тем, кто тоже столкнулся с этой системой. У меня очень мало времени чтобы заниматься самопиаром. У меня есть время только на реальные дела.


Когда меня арестовали, мой муж был в рейсе (целый месяц в море). Я понимала, что дети мои могут оказаться в детском доме. Дети были с моим 83-летним папой и дочерью, которой на тот момент было 16 лет. Сосед отвозил ребенка в детский сад, потому что Кате запретили это делать, мол, несовершеннолетняя, подруги забирали сына из садика, у них была целая вахта.


Сейчас дочь Катя стала совершеннолетней, поступила в высшую школу экономики. Сыну 7 лет, он пока ничего не знает.


Осенью прошлого года меня избрали депутатом Заксобрания. Но вы знаете, какая у меня основная проблема как у депутата. Все всего боятся. Люди жалуются, а потом говорят: «Можно не называть нашу фамилию? А то меня потом уволят или ребенка из школы отчислят». Я спрашиваю, ну как я вам тогда помогу? И люди из страха просто отказываются от помощи.

Я, конечно, сейчас нахожусь не совсем в адекватной ситуации, вокруг меня специфическая информация, а все остальные живут и все для них вроде бы нормально. Но у меня ощущение, что эта спираль стремительно закручивается и произойдет какой-то взрыв. Ну не может это все бесконечно продолжаться!

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО
Томские мельницы
тел. 408-122
Успейте купить муку по сниженной цене!
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?