Интервью с покойником

Интервью с покойником

Томич Дмитрий Соловов, пятидесяти лет, проживший в Томской области 45 лет, официально женатый и имеющий двух взрослых дочерей — лицо без гражданства. Жил с советским паспортом и вопрос с получением российского гражданства откладывал на потом. После ампутации ноги больше года назад, Дмитрий оказался в центре социальной адаптации. Там ему решили помочь с получением документов, но единственное, что удалось документально подтвердить, что Дмитрий Соловов — покойник… с 2006 года.


— Вы как раз тот человек, который уже умер?


— Да это я. Привидение.


— Расскажите про обстоятельства вашей смерти.


— А я не знаю. Об этом я узнал, находясь уже в приюте. Когда я потерял ногу, то обратился сюда, так как в силу своих ограниченных возможностей, мне нужна была помощь в оформлении новых документов. И вот паспортистка, проверяя мои данные, обнаружила, что я умер еще в 2006 году.


Друзей у меня тут много. Они меня навещают, свидетелей, которые подтвердят, что это я и что живу в Томске давно — у меня много. С женой отношения мы не поддерживаем уже лет 15.


— То есть вы «умерли» после того как перестали с ней общаться?


— Да. Видимо, она переживала за нашу общую квартиру. Но у меня нет к ней никаких претензий. С дочерьми, они у меня двойняшки, мы тоже уже не общаемся, они уже взрослые женщины, у каждой своя жизнь.


— Жена и дочки знают, что вы оказались в такой ситуации?


— Вряд ли. Но насколько мне известно, они так и проживают в Томске. Мы с женой официально не разведены. Я вот только не понимаю, сам ведь хоронил человека, там же сдается паспорт человека, справки о смерти. Ну то есть, чтобы моей супруге меня похоронить, нужно же это документально как-то оформить.


— А у вас, простите, могила есть?


— Вот не знаю, навестил бы.

Интервью с покойником

Дмитрий Соловов. Родился в СССР, Алма-Ате в 1968 году. Алма-Ата была тогда столицей советского Казахстана. А Казахстан частью большой страны, которая называлась Советский Союз. И все жители этой страны имели общее гражданство – советское.


Когда Дмитрию было пять-шесть лет, семья переехала в Томскую область. Маму — историка, закончившую Алма-атинский университет, по распределению послали в Молчановский район, поселок Золотушка. Там Дмитрий закончил среднюю школу, в армию уходил уже из Томска с Октябрьского райвоенкомата в 1986 году. Служил на Дальнем Востоке на государственной границе. Потом, вернувшись в Томск, женился. В 1989 году у него в томском роддоме № 2 родились две дочки-близняшки. В том же году Дмитрий купил первое в Томске жилье — частный дом на Степановке. В 1993 они переехали в квартиру на Каштаке… Это факты его биографии мы приводим не случайно.


Дмитрий Соловов — этнический русский, говорящий на русском языке, проживший почти всю жизнь в России, не может получить российское гражданство. И таких как он, после развала СССР в России много, только вот статистики нет. Ибо нет паспорта, нет гражданства и человека нет.

Имя нам — легион

Уточняем, человек без гражданства не может официально устроится на работу, его не будут лечить, если только он не попадает в больницу экстренно по скорой, ему не оформят пенсию или инвалидность, не устроят в интернат, он не может купить билет на поезд, самолет и даже на автобус, чтобы доехать до соседнего региона. Еще несколько лет назад лицам без гражданства, родившимся в 15 бывших союзных республиках, удавалось помочь с оформлением российского гражданства, но сейчас сделать это стало практически не возможно. Так как человеческая жизнь каждый раз оказывается сложнее формальных требований, предъявляемых к ней государством.


— Свой первый паспорт я, несмотря на то, что давно уже жил в Томской области, получал в Алма-Ате. Там была квартира, родители хотели чтобы она за мной осталась. А главное это был кажется 1984 год, то есть, еще единая страна и никто не думал, что СССР развалится. Фотографию в 25 лет в паспорт еще советского образца я вклеивал тут в Томске. Да, я проявил безалаберность, что сразу вовремя не сделал российского гражданства. Но наличие советского паспорта жить не мешало. В 2002 году я со своим серпасто-молоткастым паспортом даже делал здесь вид на жительство теще из Казахстана. Потом я решил, что дотяну до 45 лет и тогда уж обменяю советский паспорт на российский. Вот и дотянул.


По российскому закону для получения российского гражданства нужно было проживать в России (иметь прописку) на 6 февраля 1992 года. И еще недавно наличие ближайших кровных родственников — граждан России давало преимущество в получении российского гражданства.

Ну раз законодательство у нас такое, нужно как-то с этим бороться. Я ведь не один такой, имя нам легион. Я сначала думал, что моя история из ряда вон, а по интернету полазил, да таких как огромное множество.

— Я официально с 1993 года не работал. Все эти кооперативы постперестроечные, там сейчас даже бессмысленно что-то искать. Перед ампутацией ноги, я работал, занимался строительством, отделкой квартир, снимал хорошую квартиру. Я всегда работал. И сейчас бы даже с одной ногой работал, мне бы только документы сделать. В приюте уже год и три месяца. Все это время сотрудники пытаются что-то сделать. Но единственный результат это ответ из Казахстана, что я не являюсь гражданином их страны.


Сотрудники центра социальной адаптации объясняют: этого ответа для получения российского гражданства недостаточно. Нужна справка из Казахстана формы Ф1. Эта справка с фотографией, удостоверяющая личность. Когда паспорт выдают, заполняется карточка — форма № 1 — туда вклеивается фотография и вписываются все данные.


— Если бы была эта справка и подтверждение, что на период 6 февраля 1992 года Дмитрий проживал в городе Томске, тогда можно было попробовать получить российское гражданство, — объясняет сотрудник центра Тамара Кислякова. — Но справки нет. Выписки из домовой книги частного дома на Степановке, где он жил в 1992 году — раздобыть не удалось. А пойти в суд, чтобы его признали живым, можно только после получения российского гражданства.

Интервью с покойником

Апатрид, или человек без гражданства, не может предъявить никакого документа, подтверждающего его принадлежность какому – либо государству. При этом по факту эти люди проживают в стране, иногда с рождения, но в силу передела границ или преследований по этнической принадлежности не могут подтвердить статус гражданина.


— У меня не оказалось на руках никаких документов, потому что однажды в Новосибирске украли барсетку со всеми документами. У меня был и военный билет и старый паспорт. А теперь ничего нет. Естественно, я общался с адвокатами, но они все хотят войны, войны с супругой, а я этого не хочу. Не хотел тогда и сейчас не хочу. От войны никому не бывает хорошо.


Пока Дмитрий продолжает жить в Центре социальной адаптации. Это временное пристанище, но на улицу лиц без гражданства, а таких в центре сейчас трое — не выгоняют. Двое из них инвалиды-колясочники. Ничем больше своим негражданам сейчас государство помочь не может.


Есть ли у лиц без гражданства в России права? Как меняется законодательство? Какие организации в России помогают лицам без гражданства — в решении проблем. Мы начинаем новый проект «Натурализация» и постараемся ответить на все эти вопросы.


А так же будем следить за судьбой своих героев: смогут ли они, например, за год хоть как-то решить свою проблему.


Пишите на адрес: korneva2@mail.ru и звоните по телефону 541-901.


Также в рамках рубрики «Знай свои права» мы ждем от вас новых тем по адресу portaltv2@mail.ru. В этой рубрике томские юристы будут консультировать вас по различным вопросам. 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?