Груз 300: пытают здесь и сейчас

Катрин Ненашева – художница-акционистка из Москвы, автор акции, направленной против пыток — «Груз 300». Катрин и сама пережила пытки — в мае 2018 году ее задержали в Донецке, куда она приехала к родственникам. Теперь художница появляется с «Грузом 300» на городских улицах не только Москвы, «Груз 300» прошел во Владимире, Ярославле, Махачкале и Москве. Акции Катрин Ненашевой и ранее были связаны с проблемами закрытых социальных групп. Однажды художница месяц ходила в тюремной робе, пытаясь таким образом привлечь внимание к проблемам женщин в российских тюрьмах. Другая ее акция была посвящена воспитанникам детских домов: Катрин 21 день проходила по улицам с привязанной к спине железной кроватью.

Акция "Груз 300", которая проходила в Москве
Акция "Груз 300", которая проходила в Москве
Фото: взято с личного аккаунта Катрин Ненашевой в соцсети

Почему акция называется «Груз 300»?

Это простая ассоциация с тем, что непосредственно называют «грузом 300». «Груз 300» — это раненное тело, которое прибывает из какой-то горячей точки. «Груз 200» — это уже мертвые люди. «Груз 300» — понятная мне метафора: пытки ранят и травмируют человека. Не только физически, но и психологически. Поскольку акция предполагает появление моего «пыточного тела» в разных городских пространствах, акцент сделан на том, что тело, прошедшее через пытки очень уязвимо и беспомощно. Есть даже такой фильм «Груз 300», он про войну в Афганистане. И эта военная терминология имеет отношение к моему опыту, потому что меня пытали в ДНР . Поэтому я решила использовать данное словосочетание.

Акция "Груз 300", которая проходила в МосквеFr
Акция "Груз 300", которая проходила в МосквеFr
Фото: взято с группы "Открытая Россия" в Фейсбуке

Я читала ваш рассказ про допрос и пытки в Донецке. Такое впечатление, что могли и убить?

Мне кажется, что тут пролегает важная граница в плане насилия, когда в самые первые моменты столкновения очень важно внушить человеку, что его жизнь вот-вот оборвется. И что жизнь находится на волоске. И у меня примерно так и было. Запугивание и избиение в самом начале было выстроено театрально. На нас надели мешки (я была с товарищем) и наручники, погрузили в машину. Там была пытка очень громкой музыкой, которая все время совмещалась с ударами и избиениями. И угрозами, что место, в которое мы едем, окажется для нас последним.

В какой-то момент я все-таки поверила, что смерть очень близка. И она может наступить сейчас и здесь. А имитация расстрела стала для меня сложным осознанием смерти. Не было понятно, сколько все это будет продолжаться: пытки, насилие, угрозы, избиение.

Прим.ред. — Катрин Ненашеву задержали полицейские вместе с другом в центре Донецка в мае 2018 года. Без объяснения причин. Сначала их доставили в отделение на допрос, а затем мужчины в масках надели на них черные мешки и наручники, посадили в грузовик и куда-то увезли, угрожая убийством и изнасилованием. Как написала художница на своей странице в Фейсбуке, избивали ее пьяные мужчины, называющие себя контрразведчиками. «Избиения ногами, руками и чем ни попадя продолжались около трех часов. В какой-то момент ко мне приставили взведенный пистолет — сначала к коленям, потом к ребрам. Над ребрами осталось два мелких, еле заметных синяка. Через какое-то время пистолет оказался у сердца. Меня кто-то зажимал за шею, тыкая дулом то в челюсть, то в щеку, то в висок. Потом появился и автомат». Наутро, когда Катрин и ее друга отпустили, они уехали в Ростов.

Обращались вы в полицию по поводу избиения? И чтобы бы сделали, если вдруг встретили тех людей, которые вас пытали?


Обращаться особо было некуда. Если это происходит в том же ДНР, то куда ты будешь обращаться? В следственный комитет России или Украины? Правозащитники советовали это сделать, но мы решили, что бессмысленно. К тому же вся система безопасности правоохранительных органов и порождает пытки. Система дает им право жить, она их одобряет, она их совершает. Так что обращаться в полицию бессмысленно.


Чтобы я сделала? То, что я делаю сейчас, для меня важно. Это связано с публичным рассказом об этом, и с акцией «Груз 300». Мне не нужно дополнительного взаимодействия с этими людьми, потому что существуют еще определенные психологические сложности. Некоторые я прорабатываю посредством акционизма.

Акция "Груз 300" в Ярославле
Акция "Груз 300" в Ярославле
Фото: взято с личного аккаунта Катрин Ненашевой в соцсети

Как на вашу акцию реагирует общество?


Очень многие приводят в пример и вспоминают югославскую художницу Марию Абрамович. Я считаю, что моя акция сильно отличается от того, что делала Мария Абрамович. Главное отличие в том, что моя акция проходит в открытом и абсолютно неподготовленном для какого-либо вторжения или взаимодействия с искусством пространстве. Еще один важный момент — это тело, которое находится в состоянии травмы. Раненное тело. Это есть в нашем обществе, и людям, выходящим на улицу, живущим в нашей стране, некуда деться от этой части реальности.


Я пытаюсь задать вопрос: что делать с пытками, что делать с пыточным телом. Мне интересно, как работает реакция людей, когда они узнают про пытки и пыточное тело. Кто-то пытается самозащититься. Им кажется, что происходит вторжение в их повседневность, в их реальность. Их самозащита может выражаться в вызове полиции или скорой. В Москве это было часто. Кто-то хотел, чтобы меня просто не было на улице, так как это их раздражало. Некоторые люди хотели помочь, но не знали как. Им казалось правильным решением вызвать полицию или скорую помощь. Я далеко не всегда дожидалась полицию, сама выходила из клетки. И рассказывала людям, что полиция сама является организатором пыток. Поэтому, пытаясь мне таким образом помочь, вы возвращаете меня в эту систему.


Была интересная ситуация во Владимире, когда люди вызывали полицию семь раз. Приехали полицейские, но они не понимали, что происходит и что со мной делать. В течение сорока минут стояли и наблюдали за акцией. Некоторые подходили к полицейским и спрашивали: что вы стоите, почему ничего не делаете? Один из полицейских, который прочитал табличку на клетке, сказал: здесь же написано, что если вы хотите помочь или убрать клетку отсюда, вы можете это сделать самостоятельно. Но люди стали кричать и говорить, что это работа полиции. Получается, что владимирский полицейский пытался объяснить прохожим смысл акции. А люди считали, что помогать могут только силовики.

Акция "Груз 300" в Ярославле
Акция "Груз 300" в Ярославле
Фото: взято с личного аккаунта Катрин Ненашевой в соцсети

Была во Владимире одна женщина, которой было меня жаль, но она боялась ко мне прикоснуться, боялась начать взаимодействовать с клеткой. Она сказала, что пусть мне помогут специально для этого обученные люди. Это говорит и о том, что общество не готово взаимодействовать с пыточным телом. Люди пытаются опять отправить «Груз 300» в ту систему, которая и совершала эти пытки.

Сколько раз вас забирали в отделение и под каким предлогом?

Меня забирали на Арбате. Это был второй выход на акцию. Полицейские сослались на то, что по Арбату проходит дорога, по которой ездят чиновники. И поэтому здесь ничего не должно быть никаких акций. Во Владимире полицейские взяли с меня объяснительную.

В Махачкале полицейские утверждали, что их вызвали местные жители. Но на самом деле, они пришли сами. Происходящее для них было дикостью. А если полицейские чего-то не понимают, они тут же задерживают. Позже, когда мы с ними разговорились в отделении, они стали кое-что понимать. Сказали, что картинка с торчащими из клетки руками и ногами очень травмирует местных жителей. Она «наносит им психологическую травму, поэтому этого не должно быть на улице».

Что важно при выборе места акции? Какие города вы планируете посетить еще?


В Ярославле меня вытащили из клетки. Там был очень важный разговор с одной женщиной, у которой сын жил в Чечне. И для нее было очень травматично видеть меня.


В некоторые российские регионы акционизм пока не добрался. При этом проблема пыток действительно актуальна. И не только в России. Люди подкидывали мне идеи, что и в странах СНГ, и в Америке тоже можно делать что-то подобное. Руководствоваться чем-то еще, помимо всеобщей актуальности, очень сложно. Пока я ничего не планирую, очень устала психологически.

Акция "Груз 300" в Москве
Акция "Груз 300" в Москве
Фото: взято с личного аккаунта Катрин Ненашевой в соцсети

Многие очевидцы не проявляли эмпатии, некоторые даже были настроены к вам агрессивно. Почему?


Смотря про какой регион идет речь, про какой контекст. Да, в Ярославле люди проявляли эмпатию. Но сегодня эмпатия в России, на улице, может проявляться по-разному. Вызов полиции — это проявление и самозащиты, и эмпатии. Даже те люди, которые знают про перфоманс и про акционизм, редко наблюдают их на улице. Все видят акционизм в новостях или на фотографиях. Но когда ты выходишь из дома, идешь в магазин и видишь акцию живьем в первый раз, то это вызывает отторжение.

В России, учитывая социально-политическую ситуацию, ждут от уличных акций какого-то подвоха и опасности. Я помню, как кто-то из прохожих сказал: о, экстремисты, надо быстрее отсюда уходить. А то нас сейчас арестуют. Люди думают, что находиться с арт-объектом на улице автоматически запрещено и грозит проблемами.

Если говорить про Дагестан, то агрессия местных людей связана с травматичностью темы. Потому что на Кавказе в каждой третьей семье сталкивались с пытками и исчезновениями. Психика очень часто работает таким образом, что пережив насилие или пытки, ты пытаешься выместить из памяти все произошедшее. Пытаешься откреститься и отделить себя от этой истории, потому что это все очень болезненно. Люди в Махачкале максимально отделились и отторгали все, что он видели на акции.

Акция "Груз 300" в Москве
Акция "Груз 300" в Москве
Фото: взято с личного аккаунта Катрин Ненашевой в соцсети

Вашу одноименную выставку, которая должна была состояться в Москве, отменили. Почему?


Галерея находится под эгидой департамента культуры. Анонс выставки был даже на сайте Министерства культуры. Получается, что будучи причастным к организации выставки, они разделяют мнение о том, что пытки это часть реальности, часть нашей повседневности. Жест в виде запрета говорит о том, что государство хочет продолжать делать вид, что пыток не существует. Что это не является повседневной практикой. Я думаю, что главный документ выставки — это публикация анонса «Груза 300» на сайте Министерства культуры. Не знаю, как это вышло, может, кто-то недоглядел.


Раньше я задавала этот вопрос Максу Стропову из «Партии Мертвых», задам и вам. Россия — подходящая страна для акционизма?


Если посмотреть, то на данный момент акционизм больше нигде так активно не развивался за последние пять — семь лет, как в России.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?