Гречневые приключения
Как нескучно провести время, путешествуя по красивым местам России и не только
Когда отправляешься в путешествие, то прежде всего ждешь новых ощущений и приключений. Однако у каждого свое представление о том, как должны проходить путешествия. Бывает так, что любовь к приключениям настолько затягивает, что заставляет резко поменять уклад жизни, бросить уже складывающуюся карьеру и обрести что-то новое.
Андрей Перов и Гриша Постников
Это Андрей Перов и Гриша Постников — основатели Grecha Advencha, компании, которая занимается организацией путешествий. Путешествия непростые. Они включают в себя скалолазание, фрирайд (езду на сноубордах вне трасс), рафтинг (сплав по горным рекам) и треккинг (путешествия пешком). О том, как проходят "приключенческие" путешествия и чем они отличаются от обычных туристических поездок, что значит отказаться от стабильной работы и продолжать дело родителей — об этом поговорили с Андреем Перовым.
— Почему Греча Адвенча?
— Мы долго думали насчет названия, даже нанимали копирайтера, погрузили его в нашу тему. Но ничего не нравилось. И как-то вечером я думал и мне в голову пришло такое сочетание слов, и мне понравилось. Потому что у нас именно здоровая такая поездка: здоровое питание, общение, спорт без всякого безбашенного веселья с алкоголем. Потому – греча. А адвенча ( с англ. adventure — приключение) – это главное, с чем мы себя ассоциируем, приключенческие путешествия под контролем без негативных последствий.
— А что такое "приключенческие" путешествия?
— Мы путешествуем, но при этом не стремимся к комфорту ради комфорта. Стараемся максимально ярко провести время, научиться новому, увидеть что-то новое, построить взаимодействие в группе на фоне красивых видов и занятий экстремальными и не очень видами спорта.
— Ты ведь не всегда организовывал путешествия?
— Нет. Раньше я работал по специальности "Ядерная физика и технологии". Занимался пуско-наладкой ядерных реакторов. Ездил на новые объекты атомной индустрии. Так называемый мирный атом. Обеспечивал работу наладки систем новых ядерных реакторов перед тем, как их запустить. После запуска едешь на новый объект и так далее.
— Почему решил бросить эту работу?
— Инженерная отрасль жестко регламентирована всякими инструкциями. В конечном итоге ты делаешь одно и то же, это становится максимально неинтересно. Плюс проживание в маленьких городках, неспособность двигаться в своих направлениях: тот же сноуборд и скалолазание, которые с детства со мной. Соответственно я стал организовывать путешествия за два года до увольнения. Все свои отпуски тратил на это. Накипело, возникло желание развиваться.
— Как ты решился организовать свое первое путешествие? Куда и когда вы поехали?
— Первое путешествие было в 2016 году. Мы поехали на Алтай, в район Телецкого озера, скальный массив Турочак. Сплавлялись по реке Бия, катались на катере по Телецкому озеру. Я хотел проверить, насколько мне понравится роль организатора, насколько мне будет в тягость или нет брать на себя ответственность за людей, решать какие-то проблемы. У меня было десять человек. В основном, мои друзья. Парочка друзей моих друзей. Поэтому было не сильно сложно. Тем не менее эта модель позволила мне понять, что я могу в этом направлении развиваться и быть на хорошем уровне.
— Не страшно было брать на себя такую ответственность? Все-таки скалолазание — это опасно.
— Да, были опасения. Но у многих моих друзей был опыт скалолазании, и они помогали мне. Так что мои опасения не мешали процессу. Да, и мы были на территории детского лагеря моих родителей, так что у нас были и повар, и баня. В общем, лучшее место, где можно было это делать.
— Чем занимаются твои родители? Они тоже организуют путешествия?
— Да, с самого моего детства родители организуют путешествия для детей: лагеря детские туристические и в Крыму, и на Алтае, и во Владивостоке, Сочи, на Урале. И сплавы по горным рекам организовывали, походы пешие, лыжные и в пещеры.
— То есть ты пошел по стопам...
— Да. Можно сказать, что мы одним и тем же сейчас занимаемся. Просто я подумал, какая у меня еще квалификация есть, кроме пяти с половиной лет обучения. Понял, что у меня есть полжизни путешествий по разным красивым местам.
Андрей Перов с мамой и папой
— Ты все каникулы проводил с родителями? Не было желания сказать, что ты с ними не поедешь?
— Где-то до пятнадцати лет я с ними ездил. Но нет, не было такого желания. Во-первых, я с родителями почти не взаимодействовал. Не было такого, что, о, родители опять! Лучше буду свободным. Нет, там была полная свобода. И было много людей новых, с которыми теперь уже лет двадцать как дружим. Растем вместе, развиваемся.
— Как родители отреагировали на смену профессии?
— Конечно, с опаской. Потому что люди то ездят с тобой, то не ездят. А там все стабильно, защищено, большая корпорация "Росатом", которая поддерживает своих сотрудников. Мама больше всего переживала по этому поводу. Потом, ближе к увольнению, они приняли мое решение. И сейчас это никаких проблем не вызывает. Даже если какие-то сложности возникают, они, наоборот, поддерживают: "Давай, не кисни, ты к этому шел, делай дело!"
— Расскажи про "дело". Куда вы сейчас ездите?
— У нас было несколько поездок на Алтай, большие поездки на 1500 км через Телецкое озеро на корабле, через долину реки Чулышман ближе к Монголии, эти безжизненные степи красивые, скалолазание, плавание. И мы эту поездку организуем три года. Одна из самых продуманных уже поездок.
Ездим в Турцию – скалолазание-трип. В нескольких местах останавливаемся: в море купаемся и в горах лазим, с людьми знакомимся.
И на Эльбрус – это уже четвертый год будет, как поедем. Там мы катаемся в горах: для опытных фрирайдеров организуем и для начинающих. Эти горы мы уже тоже любим. Это как пятый дом для нас.
Ездим мы и в Шерегеш. На Байкал и в Грузию в первый раз ездили. Все интересно. Даже трудно выделить что-то одно как самое запоминающееся.
— Кто обычно ездит в такие поездки?
— С нами ездят ребята из сферы IT, дизайна от 24 до 35 лет. Разные люди. На Алтай в этом году девушка сорока лет ездила с нами. Есть постоянный клиент – бизнесмен из Москвы, ему 45 лет. Он с нами на Эльбрус ездит кататься на сноуборде, а в следующем году собирается в Грузию поехать фрирайдить. В этом году с нами ездил мужчина 63 лет: влился в компанию, ничего особо не делая для этого. Всем очень понравился. Он был моложе душой, чем некоторые 25-летние. Мужик 10 лет катается на сноуборде, занимается скалолазанием и по замерзшим рекам ездит на велосипеде. Так что возраст не так значим, скорее, открытость для общения, желание узнать что-то новое.
— У вас довольно плотный график поездок. Нет ощущения, что находишься в постоянном отпуске, когда так много путешествуешь?
— Зависит от трипа. Смена декораций очень радует, но в основном приходится много работать, решать вопросики.
— То есть нет вот этого: найди работу по душе и никогда не будешь работать?
— Понятное дело, что в каждой работе будут какие-то моменты, которые не нравятся.
— Например?
— Набор клиентов – это весьма изматывающая гонка, ответственность бесконечная. Чтобы все шло по плану, все были довольны, следить за безопасностью. А так, конечно, работа доставляет удовольствие, позволяет развиваться.
— А на кого тебе хотелось бы равняться? Кто тебя вдохновляет?
— В сноубординге меня вдохновляет Джереми Джонс. Он реально продвинул катание в горах на новый уровень. Катается там, где до него даже и не думали кататься. Там можно спуститься только если зацепляться ледорубами за лед временами, но его это не останавливало. А еще он организовал свой досочный бренд, и доски его мне нравятся. Гиги Руф и Тревис Райс еще вдохновляют. Из скалолазов Томми Колдуэл очень крут, он даже с отрубленным пальцем остался в биг вол и пролез самый сложный маршрут в Йосемити.

А по жизни мне очень импонирует физик Ричард Фейнман. Хоть он и был умен, получил Нобелевскую премию и участвовал в манхэттенском проекте, но жизнь в привычном понимании он тоже очень любил. Путешествовал, шутил над всеми, в том числе генералами и политиками, рисовал танцовщиц в ресторанах, играл на барабанах на фестивале в Бразилии. Создал одни из лучших лекций по физике, помогал людям и любил их.
2 ноября 2019 года