Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?

Три дня в Томске работала дискуссионная школа «Гайдпарк». Инициатором обучения студентов томских вузов искусству дебатов и умению мыслить критически выступил Фонд Егора Гайдара, а площадку для мастер-классов и обсуждений предоставил Томский госуниверситет. Темой первой региональной школы в Томске стало сохранение исторической памяти города.

Команда синих
Команда синих
Фото: Анна Ярославцева

Для справки: Фонд Егора Гайдара — некоммерческая организация, созданная для продвижения либеральных ценностей и популяризации идей Егора Гайдара. «Гайдар сделал фантастически много для того, чтобы Россия стала страной свободных людей, эффективной рыночной экономики, честного и ответственного государства. Он верил в то, что будущее России зависит от активности, интеллекта и ответственности ее граждан», — говорится в описании миссии Фонда.


Среди приоритетов Фонда: поддержка гражданской активности, поддержка свободной мысли в экономике, истории и других социальных и гуманитарных науках, формирование и распространение адекватных представлений об истории России, просвещение и образование.

Директор образовательных проектов Фонда Егора Гайдара Наталья Яблонскене и проректор по учебной работе ТГУ Виктор Демин
Директор образовательных проектов Фонда Егора Гайдара Наталья Яблонскене и проректор по учебной работе ТГУ Виктор Демин
Фото: Андрей Лаленко

«Гайдпарк» – один из способов Фонда Егора Гайдара в продвижении либеральных ценностей среди молодежи. Цель образовательной и просветительской школы для студентов старших курсов российских вузов – научить их самостоятельно мыслить и уметь защищать свою позицию по любым проблемам.


Чтобы стать участником дискуссионной школы томским  студентам необходимо было написать эссе на предложенную тему и заполнить анкету. Авторы лучших работ стали участниками трёхдневного дискуссионного марафона, на котором обсуждали проблемы сохранения исторической памяти в контексте современного города.

Ученые, общественные деятели и участники пытались разобраться в том, как взаимодействуют память города, воплощенная в его архитектурных постройках, памятниках, топонимике и память самих жителей, индивидуальная и коллективная? Как адаптировать старое под новое, и вообще зачем мы стремимся сохранять городскую память? Как влияет городское пространство на идентичность его обитателей?

Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Фото: Андрей Лаленко

Работа школы была нацелена на дискуссию, дебаты. Для этого всех участников «Гайдпарка» поделили на желтых, зеленых, синих, серых и раздали соответствующего цвета толстовки.Так в первый день дебатов зеленым надо было доказать, что колонизаторы - это преступники, синим, наоборот, что те, кто завоевывал новые земли были героями. Желтые с серыми спорили о том, хорошо или плохо быть городом ссыльных? Как выяснилось в ходе почти трехчасовой дискуссии — однозначных ответов на эти вопросы нет.

Второй день Гайдпарка был посвящен семейной памяти. Доцент исторического факультета ТГУ, главный редактор ТВ2 Виктор Мучник и магистрант философского факультета ТГУ, автор проекта StepanIvanovichKaragodin.org Денис Карагодин на собственных примерах показали, как могут переплетаться семейная и историческая память с жизнью города.

Дарья Димке, Денис Карагодин, Виктор Мучник
Дарья Димке, Денис Карагодин, Виктор Мучник
Фото: Андрей Лаленко

Доминирующий исторический нарратив в России, начиная с Карамзина и вплоть до нынешнего времени — это история государства Российского, — отметил Виктор Мучник. — Этот нарратив, не в укор Карамзину, разумеется, выхолащивает историческую память, подавляет локальное многообразие. Однако у нас есть будущее только в многообразии. Нынешний интерес к локальной и семейной истории даёт стране шансы на то, чтобы состояться в будущем.

Самой жаркой темой для дискуссии  томского Гайдпарка стал вопрос о том, как сохранять и развивать город. Ведущий диспута экономический обозреватель, куратор проекта Борис Грозовский начал обсуждение с личных впечатлений о Томске, в котором он 20 лет не был.

Борис Грозовский
Борис Грозовский
Фото: Андрей Лаленко

Я был в Томске раз десять между 1988-м и 95-м годами, — начал разговор Борис Грозовский.– Приезд в Томск спустя два десятилетия для меня стал шоком. Очень много деревянных домов исчезло — сгнило, сгорело, разрушилось. Где-то вместо них возникли уродливые торговые центры, где-то жилые комплексы.

Что произошло с городом за последние годы, разрушена ли историческая среда и стоит ли сохранять то, что осталось, — предложил обсудить собравшимся модератор.


На этот непростой вопрос первым попробовал ответить председатель Комитета по сохранению исторического наследия департамента архитектуры и градостроительства администрации города Томска Никита Кирсанов.

Никита Кирсанов и Дмитрий Галкин
Никита Кирсанов и Дмитрий Галкин
Фото: Андрей Лаленко

Да, конечно, город изменился, — согласился Никита Кирсанов. — Точка невозврата в утрате определенного слоя старого города уже пройдена. Но еще остались другие слои.


Интерес к историческому наследию в Томске периодически возобновлялся. В 70-е годы он был при Егоре Лигачеве, когда была создана реставрационно-проектная база. Было мощное краеведческое движение, довольно сильной была организация Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК.) В 90-е годы это движение заглохло, потому что было не до того. Но с другой стороны не было и денег на то, чтобы что-то сносить. Поэтому в 90-е годы старый город стоял в своем запущенном великолепии.


В нулевые появились деньги и начался агрессивный строительный натиск на исторический центр. В разные периоды возникали движения, которые боролись за сохранение памятников архитектуры. Они какое-то время бились за город, а потом отваливались. Я помню позицию Витольда Славнина, который говорил, что после строительства здания Драмтеатра точка невозврата пройдена и ловить в этом городе больше нечего. Я помню 2004-ый год, когда попечительский совет Музея деревянного зодчества возглавляла Ирина Евтихиева и мы с горящими глазами город защищали. Но после сноса дома Потанина у Воскресенской горы, после строительства Биг-сити, люди опустили руки и сказали, что город утрачен, это больше не наш город и делайте с ним что хотите.


Я согласен с тем, что того города, что я любил и который я защищал в 2004-м году, его больше нет. Тем не менее, я не считаю, что теперь ничего делать не надо. Город как луковица, определенные его слои отваливаются, а что-то остается и всегда будет что-то, что нужно защищать и сохранять.


Меня ободряют и вдохновляют моменты, когда я вожу по городу приезжих. В одиночку я не хожу по Татарской слободе, потому что надо брать валерьянку с собой. Меня удручают и пластиковые окна вразнобой, и качество ремонта, и новоделы. Но когда я привожу туда гостей города, то у людей горят глаза и они говорят, что оказались в сказке. Я вижу что утрачено, а приезжие видят, что осталось.

Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Фото: Андрей Лаленко

Никита Кирсанов призвал не противопоставлять сохранение и развитие, а использовать историческое наследие как ресурс. По его мнению университетский город должен быть именно сити, а не шумным мегаполисом с большими небоскребами. «Это должен быть город уютный, как тапочки», – говорит градозащитник и как пример приводит опыт Тронхейма, главного университетского города Норвегии. В нем, как и в Томске, каждый пятый житель является студентом. И это деревянный город. И жителям Тронхейма сейчас в голову не приходит противопоставлять развитие и сохранение. Хотя в 70-е годы вопрос о сносе деревянных домов тоже стоял. Но город отстояла общественность. И на сегодняшний день власти города сами осознали, что деревянный Тронхейм — это ресурс для развития города, это та особенность, которая привлекает не только внимание туристов, но и финансовые ресурсы.

Профессор Института искусств и культуры Томского государственного университета, доктор философских наук Дмитрий Галкин тоже считает, что период дикого девелопмента начала 2000-х стал рубежным для Томска.

Таким же рубежом, личной травмой - говорит Дмитрий Галкин, я считаю и установку флагштока в центре города. — Эта палка изуродовала набережную. Я уже не говорю о том, как она выглядит на фоне развалившейся лестницы. Рядом идет непонятная реконструкция Ушайки. Никто никого не спрашивал надо это кому-то или нет. А внутренний город молчит. Внутренний город стал терпеливым и меркантильным. Людям кажется, что если эта реконструкция набережной не бьет по карману и нет в этом какой-то трагедии, то и ладно. Степень равнодушия горожан мне напоминает Бодрийяровскую «черную дыру масс» ( Жан Бодрийяр, французский философ, автор работы «В тени молчаливого большинства, или конец социального» - прим. ред). Или другими словами, пусть делают, что хотят, главное, чтобы телевизор работал. 

Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?

С другой стороны, Дмитрий Галкин отметил, что в городе есть потребность в новых интересных явлениях. И если сделать деревянную архитектуру привлекательной, даже просто покрасить старые здания, то это может изменить отношение горожан к деревяшкам. Потому что, развалившиеся, полусгоревшие памятники архитектуры никого не вдохновляют.

Артемий Федотов
Артемий Федотов
Фото: Андрей Лаленко

Именно ужасное состояние большей части деревянного Томска, отсутствие коммунальных услуг в старых домах стало причиной того, что часть молодёжи перестала считать деревянную архитектуру Томска какой-то ценностью. Один из участников дискуссии Артемий Федотов открыто признался, что ему не нравятся полусгнившие дома, которые можно встретить в городе на каждом шагу. И для него нет разницы является ли развалюха памятником архитектуры или обычным аварийным фондом, который подлежит сносу.


Честного студента поддержала социолог из Санкт-Петербурга Дарья Скибо, которая подчеркнула, что равными правами на город обладают и те, для кого архитектурная среда не представляет никакой ценности. На провокационный вопрос Бориса Грозовского можно ли считать для Санкт-Петербурга проклятием его историческое наследие, Дарья Скибо ответила утвердительно.

Андрей Иванов и Дарья Скибо
Андрей Иванов и Дарья Скибо
Фото: Андрей Лаленко

У меня всегда эта мысль есть, — говорит Наталья Скибо. Вы идете по прекрасным улицам Санкт-Петербурга и восхищаетесь архитектурой. Но при этом вы знаете, что внутри дома нет никакого ремонта. Там стоит ванна посреди кухни и живет 60 человек. Потому что все еще в домах на центральных улицах до сих пор находятся коммунальные квартиры. 

Дмитрий Галкин не согласился с тем, что у всех априори равные права на город. Есть территории, которые закрыты шлагбаумом и на которые не всякому человеку есть доступ, отметил — доцент ТГУ. Но даже если предположить, что равные права существуют, то не всеми ими одинаково пользуются и не все даже осознают свое право на город.

Поэтому люди, которые максимально осознают свое право на город и социально активны, в силу тех рисков, которые они на себя берут в некоторых ситуациях, вправе что-то требовать. Молчаливое большинство, которое обладает равными правами на город возможно проспало бы все, что осталось от деревянной архитектуры в Томске. Хочу напомнить, то что в Томске сейчас осталось - эти несколько районов, эти программы по восстановлению деревянного зодчества, - это заслуга небольшой группы людей, которых можно назвать чокнутыми краеведами или любителями старины, но если бы не они, включая Никиту Кирсанова, если бы они не пошли во все двери ломиться, в том числе и губернаторские, то ничего бы не осталось. И они делали это с риском для жизни, потому что девелоперы на тот момент обнаглели настолько, что готовы были жечь деревяшки вместе с людьми. 


И что мы должны признать, что у дикого криминала, который зарабатывает на незаконном строительстве, равные права на этот город? Мы не можем этого признать. Вспомните, пожилую женщину, которая лично встала перед бульдозером и не дала снести дом. Она показала криминальным девелоперам, что у них нет права на этот город. И благодаря таким людям лично вмешался губернатор, вмешались правоохранительные органы и началась работа, чтобы остановить этот беспредел. И благодаря этим людям мы сейчас имеем несколько районов, где отреставрированы деревянные памятники архитектуры. 

Никита Кирсанов добавил, что к сожалению сохранение деревянной архитектуры не является мейнстримом в настоящее время в Томске и желающих снести гнилые деревяшки гораздо больше, чем тех, кто хочет сохранить культурное наследие. 

Итогом дискуссии, стало общее мнение, что подобные публичные обсуждения проблем города нужны томичам и не хватает открытых площадок, на которых можно было бы это сделать. 

Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?

А вечером того же дня зеленые, синие, серые и желтые команды студентов должны были составить путеводители по городу для разных категорий населения. Примечательно, что практически все команды внесли в свои маршруты улицы на которых сохранилась деревянная архитектура. Правда финальное задание - договориться и составить единый маршрут из 10 пунктов участникам Гайдпарка выполнить не удалось. За три дня дебатов они так увлеклись соперничеством и конкуренцией, что не уловили одной из главных целей дискуссионной школы — научиться слушать оппонентов. Впрочем, по мнению куратора школы, антрополога Дарьи Димке, это одна из бед российского общества, что мы не умеем слушать и слышать друг друга. И не умеем договариваться.

Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Гайдпарк в Томске: деревянное прошлое или инновационное будущее?
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?