Этнографические уроки офлайн
Школьники, их родители, учителя отправились в тур
«Золотое кольцо Томской области».
Школьники 5-7 классов, их родители, учителя, туристы, историк и я — Екатерина Соколова — студентка факультета журналистики: 23 человека отправились в тур «Золотое кольцо Томской области: Окно в Сибирь» Русского географического общества.

Автобус битком набит сумками, спальниками и людьми. Впереди три дня морозных просторов области, «спартанских» условий и этнографический уроков офлайн.
Уроки селькупского
Томск. 7 часов утра. Собираемся, знакомимся: в тур едут ученики школы «Эврика-развитие», члены туристического клуба «Кедр» и историк Владимир Волков. Конечный пункт — Нарым, 336 км от Томска. По маршруту: Мельниково, Кривошеино, Подгорное, Колпашево и Парабель.

В дороге смотрим документальные фильмы про коренные народы Сибири. Владимир Волков - специалист по селькупам, по ходу отвечает на вопросы: А у селькупов есть язык? А он похож на латинский? А селькупы аборигены?
Мельниково. Краеведческий музей. Экскурсовод рассказывает про Шегарский район: история поселения, флора, фауна, известные соотечественники. Фотографируемся у ткацкого станка, ткацкие станки есть практически во всех в областных краеведческих музеях. Из «дикой кудели», так называют волокна льна, конопли, селькупские женщины ткали холсты. Домотканые платья мастерицы носили зимой под парку из оленьих шкур.
Село Подгорное. На окраине деревни специально для нас — инсценировка «Медвежьего праздника». Обряд в честь убийства медведя проводили предки селькупов - кулайцы, коренные жители Сибири. Мужчина в селькупском костюме бьет в бубен. Он актер, среди актеров реальных селькупов нет. Организовывает «Медвежий праздник» Чаинский дом культуры. Обряд сопровождается танцами и песнями. Нас угощают салом и блинами. Развлекают стрельбой из лука. Эта часть праздника вызывает у детворы наибольший интерес, уже нужно ехать дальше, а их невозможно оторвать от стрельбы. Дальше по плану Подгорненский музей кулайской культуры.
Русские приходят, селькупов вытесняют. Хотя они уже и не селькупы все равно. Языка у них нет, одежды национальной тоже.
Экскурсовод Зинаида Решетникова рассказывает о селькупах и их далеких предках — кулайцах. Кулайцы были воинами, «они или отвоевали эти земли у кого-то, или поселились первыми», примерно 2,5 тысячи лет назад. Письменности у них не было, то есть рукописных источников кулайцы не оставили. Но кулайцы уже занимались плавкой металла, и потомкам от них остались знаменитые бронзовые фигурные изображения, например, фигурка ладони, означающая силу человека.
«Все встаем! И взрослые, и дети!» — нас зовут подняться на «священный» импровизированный археологический раскоп. Протягиваем руки и заряжаемся энергией кулайского лося. Лось у коренных жителей Сибири считался своеобразным посредником между Небом и Землей.
Сочинение на ночь глядя...
Поздним вечером заезжаем в Колпашево. Ночуем в Молодежном центре. Пока взрослые обустраивают спальню в танцевальном зале, у детей в соседней комнате урок истории, слушают лекцию специалиста по народам Сибири Владимира Волкова, пишут сочинение. Поздний ужин, для детей отбой. Взрослые еще долго пьют чай, и разговаривают: о татарах, о стереотипах и о Сталине.

Ранний подъем, экскурсия по Колпашево. Окна автобуса в морозных узорах, солнце еще не встало. «Колпашево — родина кулайцев», «Колпашево — место ссылки и массовых репрессий» — декларирует экскурсовод. Успеваем проехать по главным улицам города и направляемся в село Тогур.
В Тогурской церкви субботняя молитва. Служит отец Алексей — тот самый, что как раз перед нашим приездом изгонял полтергейста из «нехорошего дома» в деревне Маракса (эта история прогремела на всю Россию). Борец с нечистью рассказывает нам о том, что церковь нуждается в капитальном ремонте, ведет нас на колокольню. Трезвоним на всю деревню.
Парабель. Еще один историко-краеведческий музей. Историк Волков спорит с экскурсоводом, что Парабель точно не старше Томска. По данным Волкова, ей около 300 лет. Заглядываем в смартфон, Википедия называет дату основания села — 1600 год.

Между Парабелью и Нарымом заезжаем на горячие источники. Нас пропускают без очереди. Мороз минус 22 градуса. В купальниках дети добегают до ванн. Говорят, очень тепло. Проверять на себе не рискнула.
Направляемся дальше на север, через час пути пропадает интернет. Мы в Нарыме. Уже в темноте добираемся до дома, где в 1912 году во время ссылки жил Иосиф Сталин, тогда еще Джугашвили. Принять ссыльных тогда согласилась обычная женщина, с детьми она жила в одной комнате, а ссыльные (пять человек) — в другой.
Дом сохранился, электричество в него, для придания исторического колорита проводить не стали. Но все с сотовыми телефонами, а в них есть фонарики. Высвечиваем кровать и оставленный Сталиным сундук. В соседнем доме — каталажная камера (каталажка — помещение для арестантов, устаревшее — прим. редакции). В этой камере побывали Яков Свердлов и Валериан Куйбышев. К моменту пребывания в каталажке, дети уже совсем устали.
Ночуем в неожиданном месте — в нарымской больнице. Нам выделяют несколько палат. На весь этаж пахнет быстрозавариваемой лапшой и не по-больничному шумно. «Что это у нас тут такое? Здрасьте!» — пациенты больницы идут знакомиться с нежданными гостями. Для них это тоже развлечение.

6 утра. Выезжаем в деревню Старокороткино. У нас по плану — объятия с кедром. Этот конкретный кедр считается мистическим. Говорят, из него исходит особая энергия. Загадываю желание, завязываю ленточку, обнимаю. Угощаемся блинами — сегодня масленица. (Тем, кому интересно насчет моего желания, оно может сбыться только летом и касается учебной практики).
Урок послушания
Приезжаем в монастырь в селе Могочино. В нашей группе и мусульмане и атеисты и те, кто на тему религии еще вряд ли задумывался. Тихо пробираемся по коридору между отдыхающими паломниками, скоро вечерняя молитва. Матушка делает замечание — просит убрать телефоны и фотоаппараты, мол не время строчить сообщения, сейчас — время кушанья. И тут же опять недовольна: никто из нашей группы не может прочесть обеденную молитву. Просит сделать это матушку Дарью. Угощают ухой и блинами. После обеда обзорная экскурсия по монастырю: в храм, выполненный в византийских традициях, в воскресную школу. Но чувствуется, в монастыре не до нас — начало поста.
Урок выживания
Уезжаем из монастыря. Впереди еще три часа пути. Удобно устраиваемся, засыпаем под шум двигателя. Но проехав половину пути, наш автобус сломался. Водители пытаются его починить, дети звонят родителям, холод пробирается внутрь автобуса, взрослые ловят попутку с тросом. Нас подцепляют к другому автобусу. И довозят до ближайшей деревни Соколовка. Замерзшие стучимся в первый же дом у дороги.
Хозяева соглашаются нас на время приютить. 25 человек (вместе с водителями). Хозяин дома Игорь признается, такой «аншлаг» у них впервые. Домашние смущены, кошки рады обильному вниманию.
Уверенный стук в дверь. Ура, нас спасли казаки! Атаман и два пазика. Радостные едем в Кривошеино, в комплекс казачьей культуры «Братина».

Встречают нас пирогами и солью. А мы и рады, уже проголодались. В старом отреставрированном доме атаман рассказывает, как жили сибирские казаки. И наставляет нас: «Главное в жизни — душа. С завтрашнего дня начните следить за душой, чтобы заработать место в мире поднебесном. И никогда не забывайте о семье».
А Владимир Волков добавляет: «И не забывайте всё записывать! Садите бабушек, дедушек, пока они живы, и расспрашивайте о семейной истории и начинайте копаться в своей родословной уже сейчас».
Автор текста, студентка Школы межэтнической журналистики в Томске Екатерина Соколова.