Если стану губернатором, считанные единицы областных чиновников останутся на своих местах

Если стану губернатором, считанные единицы областных чиновников останутся на своих местах

Кандидат в губернаторы Томской области, выдвинутый от ЛДПР Алексей Диденко, рассказал о том, зачем идет на выборы, об ошибках Сергея Жвачкина и о своем отношении к закрытию ТВ-2.

— Начнем с нынешнего губернатора Сергея Жвачкина. Что не так он на ваш взгляд сделал? Были у него ошибки?


— Всегда основные ошибки это кадровые. «Кадры решают все». Я более тесно связан с регионом, как я считаю, здесь вырос, получил образование, есть разные каналы получения информации. И считаю, что очень много он допустил кадровых ошибок. Я не хочу называть конкретные фамилии, но могу заявить одно: если я стану губернатором, то считанные единицы из действующих чиновников областной администрации останутся на своих местах.


— Вы с 2011 депутат Государственной думы, почему в Томске должны поверить, что вы всерьёз решили стать губернатором? Какой мотив?


— Формально любой депутат Госдумы выше любого губернатора, потому что статус депутата — это статус федерального министра, как прописано в законе. Но это формально. Фактически рычагов влиять на конкретную ситуацию, развивать регион, реально бороться с коррупцией, а не писать депутатские запросы — может только глава региона. И мы видим такие примеры на территории Российской федерации. Есть отдельно взятые регионы, где победили, например, коллекторов и микрофинансовые организации. Это наши соседи Кемеровская область — победили исключительно административным ресурсом, волей губернатора.


— На последних выборах Единая Россия сняла своего кандидата с вашего округа. Откуда мы можем знать, что и сейчас нет каких-то договоренностей, что вас не позвали только для того, чтобы оживить явку и обеспечить видимость конкуренции?


— Меня направляет сюда не только мое желание, я считаю, что это честь в своем регионе, где ты вырос, получил образование, сделал старт, получить возможность поучаствовать в выборах высшего должностного лица. Я участвую только на победу. Руководство партии поставило передо мной высокую задачу: как минимум второй тур, максимально — победить. В нашем регионе уровень электоральной поддержки ЛДПР довольно высок и нашего лидера также. Очевидно же что мы вторая партия в регионе с амбициями стать лидерами. Задача поставлена — только победа. Для меня вопрос — в один или два тура.

Если стану губернатором, считанные единицы областных чиновников останутся на своих местах
Фото: Фото с официального сайта ЛДПР

— Кстати о Жириновском... Многих отталкивает от вашей партии, именно личность вашего лидера, то как он себя иногда ведет. Помню в 2014 был эпизод, когда руководитель ЛДПР Владимир Жириновский оскорблял беременную журналистку. Рядом стояли члены вашей партии, улыбались. Вы тоже были неподалёку. Вас не смущают такие выходки лидера вашей партии? Нет желания сказать — мол, не надо бы так Владимир Вольфович?


— Нет, не возникает такого желания. Я же ситуация вижу немного с другой стороны — изнутри. И вы, как журналист, тоже прекрасно понимаете: в кадре и то что за кадром — бывают совершенно разные ситуации, бывают провокации, бывает какая-то предыстория, и не всегда можно сделать правильные выводы. Человек с колоссальной нагрузкой, лидер парламентской оппозиционной партии, которая 27 лет уже в оппозиции — тяжело терпеть эти нагрузки и ушаты грязи. Оппозиции живется нелегко, вы сами это знаете. Анти-рейтинг есть и у меня, и у любого другого политика, я считаю, что у других представителей он гораздо больше.


— Есть ли у вас договоренности с какими-то политическими силами в Томской области, которые готовы вас поддержать, не считая ЛДПР? Кто эти люди или партии?


— Я не контактировал с региональными отделениями. Это не моя задача. Ведутся переговоры на федеральном уровне, по последним данным они еще не завершены. Однако я могу предположить что вне зависимости от их итогов, я о своем участии уже заявил, а там, как говорится, ход с их стороны. Насколько я знаю лидеры других партий отказались от участия в региональных выборах. Это, конечно, не добавит интриги, не добавит интереса к избирательной компании.

Если стану губернатором, считанные единицы областных чиновников останутся на своих местах
Фото: Фото с официального сайта ЛДПР

— Вы уже участвовали в губернаторских выборах в Кемерове. Считаете ли этот опыт успешным?


— Я получил тогда 38 тысяч голосов. При явке в 90 процентов это было около 2 процентов. Это был самый большой результат, который был у кого-либо из тех, кто выступал против Тулеева за 25 лет. Никто в истории России против Тулеева больше не набирал. Только на выборах президента, когда он дважды участвовал в выборах президента и были кандидаты набравшие больше него. Так что мне есть чем гордиться. Мне было там сложно, там я был не местный. А ситуацию в Томской области я знаю гораздо лучше.


— Два года назад, когда уничтожали телекомпанию ТВ2 ваш покойный коллега депутат Зубов очень старался нам помочь. А вот голоса Алексея Диденко мы тогда не услышали. Не хотели ввязываться в эту историю? Считали бесполезно или опасно?


— Честно скажу, ситуация неоднозначная. Для меня до сих пор много вопросов по этой ситуации осталось, много неясного. Нельзя быть сто процентов «за» и сто процентов «против». Не только черное и белое, очень много полутонов возникает. Конечно, я не согласен со многим в вашей редакционной политике, с высказываниями ваших гостей. Я могу назвать конкретные сюжеты, конкретные эпизоды, все что связано с Украиной — я много не разделяю. Но это не дает мне права осуждать или предпринимать какие-то действия по административному давлению или административными барьерами для развития независимого СМИ. Я не разделю тех мер, что были приняты: споры, конфликты, закрытие, санкции. И не разделяю в большей мере вашу редакционную политику. Поэтому какую должен был я позицию занять? Но могу сказать, что эта трагедия, что очень много регион потерял от того, что закрылось независимое СМИ. У нас средства массовой информации деградируют в регионе — это очевидно. И не только городские, но и сельские. Те кто пытаются хоть немного противостоять районным властям — немедленно лишаются заказов. А они в основном за счет этого живут. Так что деградация СМИ в Томской области она налицо. И, очевидно, что новый этап этого был связан с закрытием телекомпании ТВ2.


— Какие из решений, принятых Государственной думой вашим внутренним убеждениями противоречат? И вы голосовали против них?


— У нас все четко с дисциплиной. Дискуссия может быть только до пленарного заседания. И если большинство фракции решили поддержать тот или иной вариант, то мы его поддерживаем. У нас свободного голосования не бывает. Против законопроекта Яровой мы голосовали. В том числе и я был сторонником не поддерживать этот закон. И за законопроект последний по митингам мы не голосовали. Теперь же поселковый депутат будет у главы местного образования спрашивать разрешения встретиться с избирателями, покритиковать этого главу. Разумеется тот будет административно создавать ему препятствия.

Если стану губернатором, считанные единицы областных чиновников останутся на своих местах
Фото: Фото с официального сайта ЛДПР

— Есть ли у вас уже три основных тезиса — задачи, с которыми вы идёте на выборы?


— Главная проблема для все практически регионов за исключением десяти регионов-доноров — это бюджетная обеспеченность. Большие отчисления в федеральный бюджет, томичам с этого мало что перепадает. Так что нужно развивать те налоговые поступления, которые губернатор в состоянии администрировать. Открывать новые производства, новые предприятия. Потому что основной поставщик налогов в региональный бюджет — это налог на прибыль. Очевидно, когда в области сокращаются производства, тысячные предприятия — ни о каких доходах речь не идет. И нужно дать муниципальным образованиям зарабатывать. Есть ряд предложений на этот счет: зачисление налога на прибыль в муниципальный бюджет, расщепление транспортного налога. У меня есть опыт работы в бюджетном комитете, а в Государственной думе экспертное сообщество давно уже предлагает реформировать нашу бюджетно-налоговую систему, чтобы перевернуть эту финансовую пирамиду. У нас очень большая концентрация поступлений в центре, в Москве. Это очень хорошо гордиться тем, что у нас большие отчисления в федеральный бюджет, но это в основном природная рента, это налог на добычу полезных ископаемых и к тому, что они там залегают глубоко в земле, мы, сегодняшнее поколение никакого отношения не имеем. Поэтому развивать производства, открывать новые предприятия, малый и средний бизнес — это в силах губернатора, мэра, а вот добывать нефть мы к этому особого отношения не имеем.


Второе — жилье. Катастрофа в Томской области — ветхое, аварийное жилье. Такого количества обращений от граждан по ветхому жилье я не видел в других регионах. Проблема расселения не только в городе, но и в селе. В Москве уже пятиэтажки — не жилье, а у нас люди до сих пор в бараках живут. Но нет никаких программ на селе по расселению из этих бараков. А они ветхие, очень часто аварийные, там часто живут люди престарелого возраста, которые не в состоянии отремонтировать, печь новую сложить. Ну и город Томск — столица региона, в котором не памятники деревянной архитектуры, а откровенные бараки стоят в центре города. С этим тоже нужно что-то делать.


Еще у нас большие проблемы на рынке труда. Очень большая структурная безработица, когда специалисты, получившие образование в одной сфере, трудятся в другой отрасли. Конечно это сказывается на их доходах, они получают меньше, чем могли бы.


И концептуальный мой посыл, он в духе программы партии — это развитие транспортного потенциала области. Мы в уникальном географическом положении находимся. Снизу транспортные артерии и очень серьезные промышленные регионы — Кузбасс и Алтайский край. Наверху на севере очень мощный нефе-промышленный кластер: Ханты-мансийский округ, Тюмень. А между ними Томская область. Очевидно, что мы могли бы получать очень серьезные средства за счет транзита грузов, пассажиров. В советское время был большой проект: создание северной широтной дороги. Салехард хотели соединить с Нижневартовском, дальше через Колпашево Красноярский край и Трансиб. Мы получается могли бы соединить три железные дороги в стране. Это на самом деле проект если не века, то десятилетия. Соединить уральскую дорогу, западно-сибирскую и северную железную дорогу. Все это можно сделать, завязав большой транспортный узел на территории Томской области.

Если стану губернатором, считанные единицы областных чиновников останутся на своих местах
Фото: Фото с официального сайта ЛДПР

— Со Жвачкиным вы часто встречались, сложились какие-то личные отношения?


— Конечно, мы с ним встречались. Каждое послание федеральному собранию, еще на каких-то мероприятиях в Москве. Отношения хорошие, деловые, может быть, даже теплые. Никакого антагонизма и, как говорил герой одного фильма, личной неприязни никто друг к другу не испытывает. И это абсолютно нормально, когда участники предвыборной гонки друг друга уважают и не опускаются на взаимные оскорбления, обвинения.


— Вы надеетесь обойдется без взаимных обвинений?


— Я всегда делаю максимум, чтобы этого не произошло. Например, на выборах в Госдуму этого не удалось избежать. К сожалению, когда прилетает с другой стороны удар, таков закон политического жанра, нужно отвечать, нельзя молчать. Поэтому если будут какие-то полужелтые сюжеты на государственных каналах, очевидно я буду отвечать.

Поделитесь
Первая Частная Клиника
ПРОФЕССИОНАЛЬНО, ОПЕРАТИВНО, КОМФОРТНО

Читайте также

Радио Свобода
"Мир висел на волоске"
Станислав Петров – человек, который фактически предотвратил ядерную войну между Соединенными Штатами и СССР в 1983 году
Детская художественная школа №1
Успей записаться на курсы и мастер-классы!
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?