«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»

Пять лет две томички живут в состоянии конфликта с соседом. Как сами рассказывают, терпят удары шокером, побои и психологическое давление. После одного из конфликтов обширный инфаркт пережил их брат и сын, дело закончилось трагедией. Не раз они обращались в полицию и к участковому, в квартире накопилась стопка бумаги из 140 отказов, а помощи нет. Елена Ярулина и ее 82-летняя мама Софья Ильющенкова выходят на пикеты и голодовки. Потому что уже не знают, каким еще способом обратить внимание полиции на свои проблемы.

«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»
«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»
«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»

Елена Ярулина и ее мать Софья Ильющенкова на пикете 22 августа 2019 года

«Выйдем, Ленка, на пенсию, будем на балконе пить чай и на округу смотреть»

Елена Ярулина, муж и ее мама Софья Ильющенкова летом живут на участке по улице Черноморской. Недостроенный дом, который сейчас женщины используют как дачный, начал строить брат Елены и сын Софьи Михайловны Андрей. Но окончательно поселиться в доме с балконом и видом на округу было не суждено — Андрей умер несколько лет назад после инфаркта, который случился у него вечером после одной из ссор с соседом. Два уголовных дела по этому факту закрыты «за отсутствием состава преступления».


Конфликт с Сергеем Егоровым (живет через забор) у семьи начался в 2014 году, когда тот приобрел участок и начал строительство дома. Сначала это были обычные дачные ссоры. До этого по соседству жили другие люди, с которыми семья Софьи Ильющенковой и ее дочери Елены Ярулиной дружила. Причиной первой ссоры, со слов Елены Ярулиной, стала просьба соседа отдать ему два метра земли с их участка.

Улица Черноморская. Ближний белый дом Сергея Егорова, за ним с зеленой крышей — семьи Ильющенковых
Улица Черноморская. Ближний белый дом Сергея Егорова, за ним с зеленой крышей — семьи Ильющенковых

«Когда они продали участок Егорову, мы решили восстановить наш штакетник между участками. И он (Егоров — прим. ред.) приезжает и говорит, отдавайте два метра земли, иначе я бульдозером все снесу. У нас есть межевание, все границы, все-все. Когда мы Егорову это все показали, он рулеткой вдоль и поперек здесь все размерил, и оказалось, что мы ни на сантиметр нигде ни у кого ничего не украли, — показывает Елена Ярулина. — Он удивился и сказал, ну ладно, больше никаких вопросов нет».


После Егоров начал возводить дом. В тот момент Софья Ильющенкова заметила, что строители закладывают фундамент вплотную к их забору, это возмутило ее. Также выяснилось, что строительство дома шло без соответствующего разрешения (документы есть в редакции — прим. ред.).


«Мама говорит, ты зачем строишь вплотную, ты должен три-пять метров отступить от забора, так положено по СНИПу, по пожарной безопасности. Он говорит: «Пошли вы знаете куда». Мама ответила, что пойдет в суд. Он отвечает: «Пойдете в суд, я вас сожгу». А у нас кредиты, мы все понабрали», — вспоминает Елена.

Штакетный забор Ильющенковых и дом Сергея Егорова
Штакетный забор Ильющенковых и дом Сергея Егорова

Женщины вызывали участкового, но им отвечали, что «дачными разборками не занимаются». После того как Егоров построил двухметровый забор из горбыля, конфликт обострился. Женщинам не нравилось, что из забора на грядки выпадали доски, а об торчащие гвозди было боязно пораниться. Софья Михайловна наняла работника, чтобы придать аккуратный вид забору со своей стороны.


«Егоровых не было дома. Когда они приехали, как он орал. Содрал с меня шляпу, я думала, он мне голову открутит. И начал: вот у меня такой блат, с кем ты связалась? С этого дня он приходил на огород в день по несколько раз, издевался. А я на огороде одна и спрятаться негде. Приходил, и ломал, и рушил, вырывал посадки, бочки переворачивал, что только не выделывал. Я попросила парня вернуть забор так, как было», — говорит Софья Михайловна.

«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»
«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»

Но на этом, по словам Ильющенковой, события того дня не закончились.


«20 числа (20 июня 2014 года — прим. ред.) он совсем обнаглел: в день по несколько раз ходил. Сначала хотел, видимо, ударить, замахнулся табуреткой. Я испугалась, попятилась, на спину упала. Потом ушел, а позже опять пришел. Заходит в домик, включает электрошокер и говорит, ну что, старая карга, ты еще жива? И перед лицом начинает включать шокер. Я заплакала», — описывает Софья Ильющенкова.


Она сразу же позвонила дочери Елене Ярулиной и сыну Андрею Ильющенкову. «Дочь и сын с работы приехали в шестом часу, а до этого времени он надо мной издевался».

Софья Ильющенкова на участке
Софья Ильющенкова на участке

«Мама испугалась, позвонила мне, сказала, чтобы мы вызывали срочно полицию и приезжали. Но Андрюшка на работе, я на работе. Полиция приехала, написали протокол, сказали, мы его знаем. Я тоже к тому моменту приехала, говорю: вы посмотрите, что он наделал, переломано все, валяется, бензопилу разбил. Они ничего не зафиксировали», — говорит дочь Елена Ярулина. 


К вечеру, когда вся семья собралась на участке, сосед решил продолжить конфликт. 

Он с друзьями выходит на улицу пьяный и орет: выходите, я вас убивать буду! Он бросил булыжник в наши ворота. Я выскочила, он меня как пнет в живот, я упала на забор. Только немного отошла, он меня как толкнет, я упала на асфальт, получила ушиб грудной клетки (как установили в травмпункте позже — прим. ред.), — вспоминает Софья Ильющенкова.

Софья Ильющенкова на участке
Софья Ильющенкова на участке

За мать, по словам Елены, решил вступиться сын Андрей Ильющенков. Сестра все это время пыталась вызвать полицию.


«Андрей говорит, ты что делаешь, Сергей, мы с тобой соседи. А тот его схватил. В это время его друг прибегает, хватает Андрея и руки держит. А Егоров подходит и бах-бах два раза в область сердца со спины ударяет электрошокером. Андрей в это время я вижу как обмякает, сознание теряет, у него такое состояние, что вот-вот он упадет. В этот момент мне по лицу прилетает удар, я отвернулась, чувствую, такая дикая боль мне по ногам через джинсы, тоже шокером ударил. И у меня ногу судорогой свело, боль такая, слезы текут из глаз, параллельно я полицию вызываю, они трубку кидают», — пересказывает Елена. 


По словам Елены, полицию в тот вечер пришлось ждать два часа, за это время сосед успел унести электрошокер.


«Выворачивает машина. Шокер Егоров бросил где-то, выходит счастливый, довольный, им говорит «привет». Полицейский говорит, ну что там у вас. Мама отвечает – вот, сосед издевается, избил нас. Тот говорит: показывай, где повреждения. У меня шок, все болит, говорю, мол, что надо делать в таких случаях, пойдемте, посмотрим место происшествия? Мы сели в машину и меня попросили описать, как все было, я описала. Этот протокол потом пропал, его нет в материалах дела. Это я узнала только после того, как решила ознакомиться с делом. Эти люди даже фамилии свои неправильно назвали, потом позвонили в полицию, оказалось, там таких сотрудников нет вообще. Позже один из них говорит, синяков нет, ничего нет, собирайтесь и уматывайте отсюда», — говорит Елена Ярулина.

Елена Ярулина несколько десятков лет работает медсестрой в томском НИИ курортологии. Занимается реабилитацией детей с инвалидностью
Елена Ярулина несколько десятков лет работает медсестрой в томском НИИ курортологии. Занимается реабилитацией детей с инвалидностью

В это время женщины заметили, что состояние Андрея начало ухудшаться.


«Я у него спрашивала, что случилось, будешь показания давать? Он говорит: у меня огнем горит все внутри. Мы сели в машину, раз остановились, у Андрея пена пошла изо рта. Время был двенадцатый час ночи. Он нас довез до дома, бросил машину и потерял сознание. Мы с мамой заволокли его на второй этаж, я быстро вызвала скорую. Они приехали и говорят: да вы что, он умирает. Женщина из скорой спросила, что случилось, так как я была в шоковом состоянии, сказала только, что у нас произошел конфликт с соседом, больше ничего не смогла сказать. Его спасали в это время, кололи что-то внутривенно. Бригада скорой сказала срочно бежать на улицу. Я спросила, а носилки нужны, чтобы его вынести? И тут меня огорошили: ты что, дура, он сейчас умрет», — вспоминает Елена.


Андрея увезли в кардиоцентр, родственников не взяли в машину. Врачи поставили диагноз: обширный инфаркт миокарда. Из тяжелого состояния ему удалось выйти, выписали через месяц. Родственники говорят, что результаты УЗИ при выписке показали, что работоспособными остались лишь 30 % сердца. Требовалась операция, но делать сразу ее не стали, потому что Андрей был слаб. После инфаркта мужчина, который много лет работал массажистом на «Томском пиве», остался инвалидом. Через несколько месяцев он не мог самостоятельно передвигаться, рассказывает сестра. В конце концов семья дождалась квоты на операцию и Андрея госпитализировали. Во время операции он умер. 

«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»
«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»

Этот дом Андрей построил сам, своими руками. Был здоровый, никогда ничего не болело, в проруби купался, проблем с сердцем не было. У меня была мечта всегда — большой балкон, — вздыхает Елена Ярулина. — И вот Андрюшка размахал мне тут балкон, говорил: «Выйдем с тобой, Ленка, на пенсию, будем пить чай за круглым столом и на округу смотреть». 

«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»

Журналист ТВ2 пытался поговорить с соседом Сергеем Егоровым, чтобы узнать его точку зрения на события, но он отказался. «Все есть у участкового, он все знает, обращайтесь к нему», — сказал Егоров.


На сайте томского УМВД ТВ2 не удалось найти актуальной информации, кто сейчас исполняет обязанности участкового на улице Черноморской. По телефонам пункта приема участковых никто не поднял трубку в течение нескольких дней.


В дежурную часть ОВД Советского района журналисту ТВ2 удалось дозвониться на третий день не с первой попытки. На вопрос о том, как найти участкового, дежурный направил к городскому начальнику участковых Андрею Даниленко. От него нам удалось узнать, что участковый Сергей Камечкин в отпуске до 5 сентября, его никто не замещает. Прокомментировать ситуацию Андрей Даниленко отказался и направил нас с вопросами к областному начальнику участковых Максиму Попову.


Попов ответил, что не уполномочен комментировать, а вопросы можно задать через официальный запрос в пресс-службу УМВД. Мы направили запрос, ответ планируем получить в установленный законом срок — один месяц.  

«Плевать против ветра»

При поступлении в кардиоцентр с Андреем Ильющенковым не было родственников, а сам он был без сознания, поэтому никто сразу не указал врачам на то, что состояние ухудшилось сразу после удара электрошокером. Это не отразилось в медицинской документации. Спустя сутки после поступления в больницу, когда родственников пустили к Андрею, мать рассказала врачам события того вечера. Но, по словам женщины, в больнице ответили, что это дело криминалистов и обращаться нужно к ним.


Сами Елена Ярулина и Софья Ильющенкова после событий обратились в травмпункт и зафиксировали травмы: в заключении констатировали ушиб грудной клетки (матери) и ушиб подколенной области (дочери). После этого женщины написали заявления в полицию по факту избиения их и брата. Дело в отношении соседа Сергея Егорова по статье «причинение смерти по неосторожности» возбуждалось дважды, но позже его закрыли за отсутствием состава преступления. Как сетует Ярулина, в материалы уголовного дела так и не вошло упоминание использования элетрошокера, также врачи написали, что на теле Андрея во время поступления по скорой не было обнаружено повреждений. Хотя на руках у Елены есть видео из кардиоцентра, где она просит брата показать следы от шокера на спине.

Видео ТВ2 предоставлено Еленой Ярулиной

«Четыре точки тогда остались у него на теле, поэтому понятно, что ударил Егоров два раза. И полоса ожоговая осталась. И даже когда мы ходили тогда к Олейнику (начальник Следственного управления УМВД Томской области), он сказал, что это не порез никакой, а именно ожоговая полоса от шокера. А врачи написали, что у него столько было заболеваний, что он понервничал и умер из-за этого. Гордеева (следователь, который ведет дело — прим. ред.) Егорова вызвала, показала ему следы от шокера, он сказал, что ничего не знает, это просто царапина у Андрея. В 2015 году первое дело закрыли. Куда мы только не обращались. Отказ, отказ, отказ», — говорит Елена. 


Сейчас расследуется еще одно дело. Елене удалось добиться того, чтобы видеозапись приобщили к делу и назначили повторную экспертизу о взаимосвязи удара шокером в область сердца и инфаркта. Материалы на экспертизу в Москву, по словам Елены Ярулиной, отправили в 2017 году, родственники до сих пор ждут результатов.


«Спрашивали у профессора Шипулина, кардиолог, который делал ему операцию. Мама показала ему видео и спросила: может ли от удара электрошокером в область сердца случиться обширный инфаркт. Он сказал: «однозначно». Адвокат Лекарева отправила к Алябьеву, судмедэксперту. Он сказал, что есть причинно-следственная связь между этим. На основании его заключений дело возбудили. На Алябьева напали, гонения были, потом он сказал, что из-за вас», — говорит Елена.


Томский судмедэксперт Сергей Кладов также подтвердил ТВ2, что удар электрошокером в область сердца может спровоцировать инфаркт.


«Связь между ударом шокера и инфарктом может быть. Если инфаркт случился через несколько часов, то эти факты можно связывать», — пояснил Сергей Кладов.

Елена в недостроенном доме на Черноморской. Показывает портрет Есенина, который сделал ее брат
Елена в недостроенном доме на Черноморской. Показывает портрет Есенина, который сделал ее брат

По факту побоев женщины тоже писали заявления.


«В травмпункте зафиксировали побои и попросили, чтоб передали. Нас через неделю вызывает Абрамова, она была временной исполняющей обязанности участкового, сказала, никаких синяков, ничего у вас нет, поэтому что вы жалуетесь. Через некоторое время пришел отказ, что нет события преступления, нет состава преступления. Я пишу жалобу — мне отказ. Я в прокуратуру — мне отказ», — добавляет Елена. 


На протяжении последних лет женщины несколько раз писали письма Путину, министру внутренних дел Колокольцеву, в Генпрокуратуру, местные прокуратуры и УМВД, ходила на приемы к омбудсмену, мэру, главе УМВД. Также Елена Ярулина и ее мама Софья Ильющенкова не раз выходили на пикеты и участвовали в голодовке на Ново-Соборной площади вместе с «бастрыкинскими бабушками». Тогда, в 2017 году, семеро томичек с разными проблемами, разрешения которых они не могли добиться, начали голодовку. 

«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»
«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»
«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»
«Если и сейчас не услышат, пойду с шаманом»

Когда нас избивали, 2 часа полиция ехала. Когда я уже получила 4 отказных письма и со Следственного комитета отказ на 28 страницах, позвонила и говорю: «Я завтра выхожу на пикет, я сожгу себя на Ново-Соборной площади, я так больше не могу». За пять минут прилетели, хотели на психу меня забрать! Девчонки все прибежали наши, уговорили, чтобы меня не забирали, — говорит Елена. 

После пикетов и голодовки в 2017 году женщинам удалось добиться повторного возбуждения уголовного дела и встречи с прокурором Романенко. Однако по существу ситуация не изменилась. 

«Сейчас моя самая главная задача – добиться, чтобы дело Андрея расследовали, я не хочу оставлять это так. Уже ладно мы с мамой. Я буду ходить на пикеты каждую неделю, пока хоть кто-нибудь не услышит. Я уже не знаю, как найти защиту, к кому обратиться, мы никому не нужны. Я в отчаянии, мне надоело плевать против ветра и доказывать, что я не дурак. Если экспертиза из Москвы придет снова не в нашу пользу, я пойду с тем шаманом в Москву», — говорит Елена Ярулина.  


P. S.: В день публикации Елена написала сообщение автору материала, что результаты экспертизы из Москвы, отправленной в 2017 году, пришли в Томск. «Позвонил следователь Богданов и сказал, что экспертиза пришла. Это так волнительно, ведь от этого зависит моя дальнейшая жизнь». ТВ2 будет следить за историей.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?