Елена Перетягина: Снос памятника с рук не сойдет. Фактчек ТВ2

Сайт «Хранители наследия» опубликовал развернутое интервью с главой комитета по охране объектов культурного наследия Еленой Перетягиной. Избранные места из небольшого отчета о том, как обстоят дела в Томске с сохранением истории, редакция ТВ2 решила опубликовать. C фактчеком.

Елена Перетягина
Елена Перетягина
Фото: комитет по охране объектов культурного наследия

– Елена Владиславовна, начнем с животрепещущего – утверждения границ, предмета охраны и градрегламентов исторического поселения «Город Томск». Срок исполнения президентского поручения по этому вопросу перенесен на январь 2020 года. Расскажите, почему.

– Да, о том у нас есть официальная информация. Это связано с необходимостью тщательной доработки проекта исторического поселения, уточнения всех спорных моментов и учета мнений всех участников процесса. Проект идет с 2016 года. Для России - беспрецедентный случай: схожая столь полная документация утверждена только по Севастополю. <...>


Необходимость отложить окончательное утверждение проекта возникла, потому что все стороны подходят к вопросу не формально, а рассматривая все аспекты тщательно.


В 2016 году был заключен муниципальный контракт. Перед людьми, которые, в общем-то, города в деталях не знали, была поставлена задача в короткие сроки оценить его районы и их ценность. Это сложно, но тем не менее работа была сделана. Однако муниципалитет обратился в суд, ссылаясь на неисполнение муниципального контракта. Суд постановил, что работа выполнена и должна быть оплачена.


Администрация Томска выступила инициатором разработки проектной документации для утверждения Министерством культуры РФ с целью скорейшего принятия решения об утверждении предмета охраны и границ, требований к градостроительным регламентам города Томска как исторического поселения федерального значения.


В связи с затянувшейся историей по согласованию проекта и судебными тяжбами по исполнению муниципального контракта к решению вопроса подключилась областная администрация, выступив медиатором процесса.


Честно говоря, мы думали, что все пойдет быстрее: по Томску есть исследования с 1980-х годов, многое уже наработано, известно, действуют зоны охраны.


Обосновывающую и утверждаемую части проекта исторического поселения – вот что нужно было сделать. По утверждаемой части возникли вопросы. В частности, у Томского отделения ВООПИиК.

Комментарий ТВ2: Елена Перетягина не уточнила, какие именно вопросы возникли при принятии проекта исторического поселения у ВООПИиК. За день до заседания Градостроительного совета количество сохраняемых объектов было сокращено в полтора раза - с 1591 до 1084. Исчезло только порядка 40 домов из списка-701 (перечень томских деревянных зданий, подлежащих сохранению). И, естественно, у председателя Томского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Марии Боковой возникли вопросы. При этом представитель Центральных научно-реставрационных проектных мастерских Олег Замжицкий и рецензенты проекта подчеркивали, что список-701 полностью вошел в состав предмета охраны, за исключением нескольких зданий, оказавшихся за границами исторического поселения. Глава комитета по охране объектов культурного наследия Елена Перетягина, которая принимала участие от обладминистрации в подготовке проекта, сама и не заметила исчезновения ценных домов, причем даже тех, которые были восстановлены по программе «Аренда за рубль».


Заместитель губернатора и главный архитектор Томской области Евгений Паршуто позже сказал, что это нонсенс, что в предмет охраны не попали уже отреставрированные дома, в которые люди вложили деньги, а Елена Перетягина объяснила случившееся технической ошибкой.

– ВООПИиК ведь знал о проекте, почему же нельзя было заранее урегулировать спорные вопросы?


– ВООПИиК Томской области не только участвовал в обсуждениях, но и члены Томского ВООПИиК в какой-то степени и разработчики проекта.


У ВООПИиК возникли вопросы и замечания, прежде всего, к пообъектному перечню ценных градоформирующих объектов исторического поселения (ЦГФО). Но зачастую в приведенных ВООПИиК материалах – возможно, это огрехи подачи информации, неточности в фотофиксации – трудно понять, какой объект имеется ввиду. Мы переговорили с руководителем областного отделения ВООПИиК Марией Боковой и пришли к общему выводу: над списком надо еще подумать – что включать, что   нет. Предложили ВООПИиК взять на себя его доработку. Сейчас в большей части вопросы сняты. И мы в большинстве случаев соглашаемся – да, нужно эти объекты оставлять в предмете охраны исторического поселения. Кардинальных разногласий с ВООПИиК в этой части нет.

Комментарий ТВ2: ВООПИиК не был привлечен к обсуждению проекта, и тем более не участвовал в разработке этого проекта. Только после того как Председатель Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Артем Демидов рассказал о проблеме определения границ исторического поселения в Томске в Кремле и Министерство культуры не приняло проект границ исторического поселения у Комитета по охране объектов культурного наследия под руководством Елены Перетягиной, местные власти стали считаться с региональным отделением ВООПИиК.

– А почему тогда они заявляют в прессе, что их мнение до конца не учтено?


– Видимо, в документах остались неточности. Но есть время исправить. <...>

Комментарий ТВ2: 22 августа глава областного комитета по охране объектов культурного наследия Елена Перетягина сообщила РИА Томск, что сроки корректировки проекта границ исторического поселения Томска перенесены на январь 2020 года. Представители Томского ВООПИиК на заседании в Минкульте высказались против затягивания сроков утверждения исторических границ Томска. «Мы с этим не согласны и во время заседания сделали акцент на сроке исполнения проекта — сентябрь-октябрь 2019 года. Сегодня пытаются представить дело так, что, мол, это защитники памятников архитектуры препятствуют утверждению проекта, но это не так», - рассказали ТВ2 после поездки в Москву представители Томского ВООПИиК Мария Бокова и Ольга Воронина.


В настоящий момент, по информации ТВ2, сроки утверждения проекта исторического поселения Томска затягиваются по вине разработчика проекта, Центральных научно-реставрационных проектных мастерских, которые до сих пор не предоставили скорректированный проект ни в Минкульт, ни в администрацию Томской области, ни в ВООПИиК. В свою очередь томские градозащитники считают, что проект должен быть в открытом доступе для общественности и утвержден в кратчайшие сроки.

– Историческое поселение отменит прежние зоны охраны с их регламентами?


– Нет. Это два разных документа, не противоречащих друг другу. Один обеспечивает юридически границы исторического города, а второй – регулирование по отношению к конкретным объектам.


Вообще, по закону, как известно, из двух норм действует наиболее жесткая. На практике все это тяжело реализуется. Решение данного вопроса есть – создание в регионе совещательного органа при принятии решения градостроительного развития исторического поселения «Город Томск». Но как бы то ни было, ничего в нарушение ФЗ-73 с 2013 года в центре Томска не строится. Что-то может происходить на отдельных участках в силу принятых решений до 2013 года, но комитетом принят ряд мер в рамках контрольно-надзорных полномочий.

Комментарий ТВ2: Утверждение Елены Перетягиной о том, что ничего в нарушение ФЗ-73 с 2013 года в центре Томска не строится, очень спорное. Пока проект границ исторического поселения со скрипом принимается на уровне уже Министерства культуры, в городе происходило и происходит спешное уничтожение исторического наследия в рамках закона. Разрешения на строительство в границах исторического поселения активно выдавались в том числе и на строительство объектов, габариты и архитектурный облик которых, как минимум, пришлось бы серьезно корректировать, если бы проект границ был  утвержден. Некоторые объекты, которые разработчики границ исторического поселения планировали включить в предмет охраны и сохранить, к сегодняшнему дню уже снесены или приговорены к сносу.

За примером далеко ходить не надо. На Карташова, 16, где когда-то находился дом известного сибирского архитектора Петра Федоровского, в самом центре исторического района Елань, началось строительство четырехэтажного блочного жилого дома. 23 августа 2019 года председатель комитета строительного контроля Павел Геннадьевич Аникин от имени департамента архитектуры и градостроительства администрации города Томска выдал разрешение на строительство четырехэтажного дома некой застройщице Людмиле Александровне Остапенко. Комитет по охране объектов культурного наследия молчит. Подробнее о том, что мы потеряли за последние три года, читайте здесь.

– Историческое поселение поможет предотвратить подобные процессы? Укрепит оборону исторического города?


– Да, укрепит.


Сейчас все размыто: у исторического Томска нет границ. Все говорят – ну, существуют же границы административные. И происходит уравниловка центральных и периферийных районов, что неверно. С утверждением границ исторического поселения будет поставлен четкий акцент. Основные принципы сохранности и экспертизы работают в удаленных районах, а в границах исторического поселения – будьте добры, соблюдайте регламенты.


Ответственность комитета будет еще больше. Но в одиночку нам такие вопросы решать нельзя. Потребуется создание коллегиального органа по решению градостроительных задач в историческом поселении, а также должна быть усилена региональная нормативная база в части архитектурной деятельности в историческом поселении.


Но я должна сказать, что вся наша работа, многочисленные проверки, привели к изменению в сознании рядовых томичей, инвесторов, застройщиков. Теперь все понимают – снос памятника с рук не сойдет. Прежде чем что-то начинать, делают нам запросы о памятниках, о границах памятников и наличии зон охраны в соответствии с нормами действующего законодательства.

Пример измененного сознания на проспекте Ленина. Архитектор Олег Лещинер
Пример измененного сознания на проспекте Ленина. Архитектор Олег Лещинер

Комментарий ТВ2:  Больше примеров измененного сознания застройщиков можно посмотреть еще раз здесь.

– То есть все же выгоды в реставрации перевешивают? Восстановление исторической недвижимости выходит дешевле, чем новое строительство?


– Да, для Томска это однозначно. У нас плотная среда. И когда возникает история со строительством, то выясняется, что построить заново ничего нельзя: есть требования к участкам, к линиям разрыва. То есть внедриться с новым домом в центр города невозможно. А вот в случае реставрации, восстановления, воссоздания это получается, многие вопросы снимаются.


– Знаменитой томской программе сохранения деревянного зодчества, списку-701, уже почти 10 лет. Каковы ее итоги, насколько она успешна? Сколько домов удалось сохранить?


– В 2004 году создание этого списка было прорывом. Эта программа появилась благодаря волевому решению действовавшего на тот момент губернатора В. М. Кресса. Сейчас поменялось законодательство. Если дом-памятник – частная собственность, то деньги из бюджета на его реставрацию получить невозможно. Решения городской Думы не придают статуса домам, включенным в указанный перечень программы.


Механизм сохранения памятников - многоквартирных жилых домов, в том числе деревянных, есть. В рамках национального проекта около 50 домов вошли в федеральную программу, на которую выделено 6,4 млрд рублей. Таким образом, проведение работ фондом капремонта и программа расселения аварийного жилья позволят обеспечить сохранение домов, в том числе и из списка-701.


Без комментариев.

Также появился ряд постановлений мэра Томска по программе «Дом за рубль» – с целью показать инвесторам выгоды аренды исторической недвижимости. У нас есть примерные расчеты по льготной аренде. Взять в аренду дом, потратить деньги на проектную документацию, сделать реставрацию и использовать объект в течение 49 лет – это порядка 10 млн. Они окупаются за 8 лет по подсчетам инвесторов, уже работающих на объектах, переданных администрацией города Томска в аренду на 49 лет.


При этом возникают разнообразные интересные нюансы. Исследование таких домов, выявление их особенностей – это тоже приносит выгоду. Приведу в качестве примера дом на улице Свердлова, 4. Одноэтажный кирпичный дом, довольно большой по площади. Инвесторы купили право аренды дома. Взяв усадьбу, историческими изысканиями выявили наличие еще двух построек на усадьбе, которые можно восстановить. Теперь есть возможность воссоздать целую усадьбу, кстати, фундаменты сохранились.


В работе по льготной аренде у нас 27 объектов. Из них пять памятников, 22 объекта относятся к фоновой среде. Еще 42 дома планируются к передаче.


Комментарий ТВ2:  Это чистая правда. Только это проект Ивана Кляйна и Администрации Томска и Елена Владиславовна не имеет никакого отношения к нему.


– То есть все же выгоды в реставрации перевешивают? Восстановление исторической недвижимости выходит дешевле, чем новое строительство?


– Да, для Томска это однозначно. У нас плотная среда. И когда возникает история со строительством, то выясняется, что построить заново ничего нельзя: есть требования к участкам, к линиям разрыва. То есть внедриться с новым домом в центр города невозможно. А вот в случае реставрации, восстановления, воссоздания это получается, многие вопросы снимаются.


Без комментариев.

Комментарий председателя ТО ВООПИиК Марии Боковой

Мария Бокова
Мария Бокова

По поводу благодушного и успокающего интервью Елены Перетягиной хотелось бы отметить два момента.


1. Елена Владиславовна утверждает, что ВООПИиК было предложено участвовать в разработке проекта границ исторического поселения Томска. Это неправда. С правовой позиции — есть заказчик и есть исполнитель. И нам неоднократно указывали на это и заявляли, что кто-то третий не вправе сюда вмешиваться.


Кроме того, мы до сих пор не получили этот проект, несмотря на то, что в протоколе Минкульта записано, что разработчик границ ЦНРПМ должен был предоставить его нам в срок до 6 сентября 2019 года. Ни разу официально этого проекта исторического Томска мы не получали ни от Перетягиной, ни от разработчика, начиная с 2016 года. В том числе и графических материалов. Мы всегда работали лишь с обрывками из проекта, с той информацией, которую они считали нужной нам предоставить.


И я хотела бы обратить вновь внимание на то, что буквально за один день до утверждения на Градостроительном совете с заместителем губернатора Томской области Евгением Паршуто из проекта исчезли не только 40 домов из «списка 701», а около 300 домов представляющих историческую ценность. Испарились просто. И до сих пор мы не получили ни уведомления, ни какого-то объяснения, по каким обстоятельствам эти дома не были включены в предмет охраны.


И последнее, напомню, что на первый Градсовет по историческому Томску нас даже не пригласили. И только благодаря депутату облдумы Галине Немцевой мы смогли добиться того, чтобы нас пропустили на это заседание в белый дом.


2. Конечно, можно говорить что угодно изданию «Хранители наследия», которое не может приехать в Томск и увидеть все своими глазами. Но томичи-то видят реальную картину. Мы видим, что даже когда уже есть поручение президента Владимира Путина губернатору Сергею Жвачкину обеспечить сохранность исторического наследия в Томске, мэрия продолжает выдавать разрешения на строительство с нарушениями и согласовывает проекты уродующие исторический облик города.


И это чистой воды лукавство, что ничего в нарушение ФЗ-73 с 2013 года в центре Томска не строится. Первый пример, который приходит на ум, — это то, что произошло рядом с Каменным мостом — памятником архитектуры федерального значения. Строительство набережной Ушайки с грандиозным гранитным общественным туалетом и концертной площадкой в центре, я считаю — это унижение для исторического Томска. Вся эта стройка шла под прикрытием благоустройства реки Ушайки, но при этом комитетом по охране объектов культурного наследия были выданы разрешения на новые объекты капитального строительства. И это в исторической зоне федерального значения. Это грубейшее нарушение.


Другой пример, который приходит на ум — наш многострадальный магазин «Почтальон». Надстройка, которая выше памятника архитектуры здания «Губернской аптеки» архитектора Константина Лыгина. Как такое возможно? Не нашли оснований отказать застройщику — это какая-то глупость.


Плеханова, 8. На месте деревянного одноэтажного домика возвели трех-этажное здание. Оно заложено кирпичом, но это здание из пенобетона причем по периметру всей усадьбы.


О чем говорит председатель нашего комитета по охране памятников, когда такое творится в Томске на территории достопримечательного места. А у Елены Перетягиной с 2013 года никаких нарушений нет.

Комментарий экс-начальника департамента культуры администрации Томской области Андрея Кузичкина в Фейсбуке

Почитал интервью с Еленой Владиславовной Перетягиной, нахлынули былое и думы… Я 6 лет был руководителем Елены, когда она работала главным специалистом в Комитете по охране объектов культурного наследия Департамента по культуре Томской области. Мне сразу понравилась эта добродушная и улыбчивая девушка. Она была эрудирована, много знала об историческом Томске, его архитектуре и памятниках. И всё было хорошо, пока я не начал читать заключения и проекты ответов, которые готовила Лена. Таков регламент работы любого органа управления: если на имя начальника поступает запрос, то ответы готовят специалисты, потом их визирует юрист и общий отдел, потом проект ответа ложится на стол руководителя и только потом он его подписывает, если нет замечаний. Я, конечно, не был специалистом в области архитектуры и всецело доверял своим работникам. Но у меня всё же была юридическая подготовка и практика, и я стал обращать внимание на странности в документах, которые готовила Елена Перетягина. Я несколько раз приглашал её в кабинет для комментариев. Но у меня сложилось впечатление, что имеет место какая-то своеобразная дислексия: говорила она всё понятно, но в большинстве документов эта ясность напрочь отсутствовала.


И вот примерно через год я довёл Елену Владиславовну до слёз, когда на запрос о согласовании строительных работ она подготовила очередной проект ответа. Диалог был примерно следующий. Я (на повышенных тонах): «Елена Владиславовна! Объясните мне всё-таки – так можно сносить объект или нельзя!?». Елена: «А как вам нужно?». Я: «Мне нужно, чтобы всё было по закону!». Елена: «Тогда мне ещё нужно время для подготовки ответа». Ну, тут я, каюсь, и озвучил свои выводы о дислексии. Елена ушла в слезах. Но самое удивительное, что после трёх попыток Лены отредактировать ответ, мне пришлось дать поручение другому специалисту. Я решил, что она просто боится взять на себя смелость за конкретный ответ на непростой вопрос. Поэтому я ничуть не удивился, когда Комитет по охране памятников передали из ведения Департамента по культуре в строительный блок администрации Томской области, а председателем Комитета оказалась Елена Перетягина. Когда структура, призванная в том числе контролировать законы и регламенты на проведение строительных работ, оказывается в подчинении самих застройщиков, то более покладистого руководителя трудно найти.

Поддержи ТВ2! Мы пишем о том, что происходит, а не о том, что прикажут писать.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?