Экстремизм в сети: когда слово хуже пистолета

В середине октября 2017 года в Уфе вынесли приговор активисту башкирского национального движения Сагиту Исмагилову. Сагит репостнул на свою страницу «ВКонтакте» текст, посвященный закрытию Института гуманитарных исследований в Уфе, автор которого обвинял татар в развале башкирской культуры. Текст сопровождался фотографией с отрывком из поэмы XVI века, содержащим оскорбления в адрес татар-золотоордынцев. Сагита признали виновным по статье «Возбуждение ненависти» и приговорили к штрафу в размере 320 тысяч рублей.

С начала 2016 года в России, по данным МВД, было возбуждено 390 уголовных дел об экстремизме, в том числе, в интернете. По данным информационно-аналитического центра «Сова», в 2016 году было вынесено больше 200 приговоров по экстремистским статьям. Из них эксперты фонда 39 называют неправомерными, а шесть — «неясными приговорами». 


2017 год еще не закончился, но к началу сентября уже вынесено 142 приговора.


Мы поговорили с директором информационно-аналитического центра «Сова» Александром Верховским и экспертом центра Натальей Юдиной.

Александр Верховский и главный редактор Агентства новостей ТВ2 Виктор Мучник
Александр Верховский и главный редактор Агентства новостей ТВ2 Виктор Мучник

— Статья 282: Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства. На ваш взгляд, в чем основная проблема данной статьи. Некорректная формулировка? Или же перегибы правоохранительных органов на местах?


Александр Верховский: Верно и то, и другое. Статья не особенно хороша по формулировке, ее стоило бы сильно поправить. Здесь можно увидеть и просто издержки унифицированного применения, и случаи политически мотивированного использования. Хотя мы и не считаем, что эту статью нужно упразднить.


— В формулировке статьи есть фраза про возбуждение ненависти к социальной группе. Если я произношу фразу, допустим, что все блондинки — недалекие. Я, получается, возбуждаю ненависть и меня теоретически могут привлечь к ответственности?


Наталья Юдина: Теоретически, да. Вы унижаете достоинство социальной группы блондинок. Изначально считалось, что это понятие «социальная группа» вводится для обозначения людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, для обозначения бездомных. Но на практике, на сколько мне известно, представителям ЛГБТ-сообщества ни разу не удалось добиться, чтобы был вынесен приговор по разжиганию ненависти к ним. Зато были другие экзотические социальные группы. Мой любимый случай, когда в Казани осудили социальную группу «гопники», хотя их судили не по 282 статье. Социальной группой признавалось по-моему Правительство Китая. Позднее уже в 2011 году Верховный суд разъяснил, что все-таки представителей власти не следует считать уязвимыми социальными группами и их число поубавилось.


Александр Верховский: Их несколько лет не было вообще. Потом после Крыма снова стали появляться такие истории.


Наталья Юдина: Совсем курьезный случай, это случай признания социальной группой русских националистов. Были приговоры антифашистам в 2010 году, когда потерпевшими по делу проходили русские националисты.

Экстремистских статей достаточно много. Помимо «чистых» — ст. 280 (публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности), ст. 282 (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства), ст. 354 (публичные призывы к развязыванию агрессивной войны) – есть еще дела, связанные с избиениями по мотивам ненависти. Они возбуждаются по статьям — нанесение легкого и тяжкого вреда здоровью, побои, истязания, хулиганство и угроза убийством. Также в число экстремистских входят статьи о нарушении равенства прав и свобод человека (ст. 136 УК РФ); – оскорбление чувств верующих (ч.1 ст. 148);  вандализм по мотивам ненависти (ч2. Ст. 214) , надругательство над телами и местами захоронения по мотивам ненависти (ст. 244) и статья за создание религиозного или общественного объединения, деятельность которого сопряжена с насилием над гражданами или иным причинением вреда их здоровью (ст. 239).


Наказания по статьям разные. Чаще всего это штрафы – от 100 до 300 тысяч рублей, но могут быть и реальные сроки заключения.  По ст. 280 – до пяти лет, по ст. 282 – до четырех лет, по ст. 244 – до пяти лет лишения свободы.

— Ваш центр существуют больше 15 лет. Чего вы добились?


Н.Ю.: Лично мне кажется, что основной наш плюс — это попытка сотрудничества с правоохранительными органами. И на ранних этапах это нам даже удавалось. Например, мы публиковали ролик, где группа ультра-правых избивает китайца. После этого к нам обратились за разъяснениями, было возбуждено уголовное дело. До финала дело, правда, не дошло, но тем не менее. Даже сейчас нам пишет прокурор Санкт-Петербурга с просьбой рассказать подробнее о пострадавших, которых мы упомянули в последнем отчете.


Мы пытались разрабатывать рекомендации, которые, правда, на высоких уровнях игнорируются. И еще один позитивный момент то, что про нас знают жертвы. Мы не совсем та организация, которая специализируется на защите жертвы, но тем не менее люди к нам обращаются,  а мы можем посоветовать им, что делать дальше.


А.В.: Одно из наших основных направлений работ — это свобода совести. И здесь в плане правовой защиты мы довольно успешны. Понимаете, когда речь идет об регулировании в экстремистской сфере или по поводу свободы совести, то инициатив репрессивных или глупых довольно много. К сожалению, уже давно мы пытаемся не добиться чего-то хорошего, а предотвратить что-то плохое. В некоторых случаях благодаря нам плохого не случается: например, не принимаются какие-то людоедские поправки.


Когда наши правоохранительные органы разрабатывали Стратегию противодействия экстремизму, то удалось довольно сильно поправить тот вариант, который нам принесли на обсуждение, потому что там было много странного. Буквально неделю назад было заседание Совета по правам человека при президенте, и есть робкая надежда, что появится постоянная рабочая группа, которая постарается изменить сложившую практику в борьбе с экстремизмом. Потому что некоторые действия иначе как людоедскими не назовешь.

Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск
Семинар, посвященный проблемам проявления экстремизма. 27.10.17. Томск

На сегодня в списке экстремистской литературы на сайте Министерства юстиции значится 4022 материала. В перечне запрещенных организаций, в том числе признанных экстремистскими, 481 организация (большинство — это региональные отделения Свидетелей Иеговы). В списке Федеральной службы по финансовому мониторингу — «Перечень террористов и экстремистов» — на данный момент 14 уроженцев Томской области. Самому молодому из них 17 лет.


Срок, к которому приговорили томского блогера Вадима Тюменцева, пять лет колонии общего режима, эксперты называют одним из самых больших реальных сроков за экстремизм в интернете.

— Вы говорили о религиозных группах... 20 апреля суд признал деятельность «Управленческого центра свидетелей Иеговы в России» экстремистской и запретил их работу. Прокомментируйте данное решение.


А.В.: Масштаб этого запрета не сравним с предыдущими запретами религиозных групп. Почему признали Свидетелей Иеговы— экстремистами, является загадкой. На этот вопрос у меня ответа нет. Это тот случай, когда закон даже по букве не соблюден. Возможно, что какие-то люди где-то наверху верят, что свидетели Иеговы участвуют в всемирном заговоре против России. Иначе это объяснить невозможно, потому что фактически государство взяло на себя обязанность пресечь деятельность огромного религиозного объединения, потому что теперь, получается, вся их деятельность — уголовное преступление. Но арестовать 100 тысяч человек они не могут. Так что правоохранители и политики сами себя загнали в тупик.


Н.Ю.: Нужно сказать, что к этому все шло уже довольно давно. Так как репрессивная кампания против Свидетелей Иеговы длилась последние лет десять — с 2009 года. Это все постепенно нарастало. Даже просто на уровне бытовых конфликтов, то есть увеличивались случаи нападения на здания Свидетелей, на самих свидетелей. Именно они были основными пострадавшими по делам немотивированного религиозного насилия. Кроме того, несколько их региональных организаций к моменту запрета головной организации уже входили в список экстремистских и были запрещены.

Зал Свидетелей Иеговы в Томске
Зал Свидетелей Иеговы в Томске

— Томск, можно сказать, прославился процессом против кришнаитов...


А.В.: Да, в этом плане вы уникальный город.


— Можно ли предположить, что после Свидетелей Иеговы они будут следующими?


А.В.: Не хотелось бы накаркать, но логика применения этого законодательства в религиозной сфере такова, что некие люди (мы не очень понимаем какие) выбирают какие-то религиозные течения и начинают их понемногу «разрабатывать». Это никогда не происходит внезапно: раз и запретили. Это происходит постепенно. И за кого возьмутся сейчас, после Свидетелей Иеговы, — вопрос. Возможно, что и за кришнаитов. Так как антимиссионерские поправки, принятые пакетом Яровой, сильнее всего ударили по ним.

Экстремизм в сети: когда слово хуже пистолета

Как не стать экстремистом в сети?

Есть несколько вариантов минимизировать риск попасть под статью, помимо очевидного «не пишите и не репостите вообще ничего, что может быть хоть как-то истолковано как экстремизм».


Абсолютное большинство всех уголовных дел за экстремизм в интернете заводится из-за постов в российской социальной сети «ВКонтакте». Зарубежные сети — Facebook или Twitter — на сотрудничество с российскими властями не идут. Нескольких людей привлекали к административной ответственности за посты в Фейсбуке, но скорее всего, в ближайшее время подобных уголовных дел будет мало — правоохранительным органам необходимо доказать, что пост написали именно вы, а без ответа от социальной сети это сделать невозможно.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?