Денис Мацуев о Томске, «Новых именах» и лесных пожарах в Сибири

Фестиваль «Денис Мацуев и друзья» в четвертый раз проходит в Томске. На открытии фестиваля, как обычно, полный зал, несмотря на то, что билеты на его концерт стоят недешево. Среди вип-гостей БКЗ — губернатор Томской области Сергей Жвачкин с супругой, а также полномочный представитель президента России в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло. После концерта – традиционный дружеский ужин с главой региона, который по просьбе Дениса Мацуева приобрел рояль Steinway для Томской филармонии за 10 млн рублей. А перед выступлением маэстро нашел время, чтобы пообщаться с местной прессой.

Денис Мацуев о Томске, «Новых именах» и лесных пожарах в Сибири

— Почему вы выбрали именно Томск как площадку для проведения «Денис Мацуев и его друзья»?


— Роман с моими российскими городами не случается на пустом месте. Это результат нашей долгоиграющей романтической пластинки. Первый приезд был очень много лет назад, когда я был совсем юным — в середине 90-х годов. Потом был перерыв, а

затем я снова приехал сюда. И каждый год мой осенний вояж непременно начинается с Томска. Я всегда говорил, что Сибирь для меня — это нечто особенное, это всегда встреча с родными и близкими, практически родственниками. Сибиряк — это практически национальность. Мы чувствуем это с первых секунд выхода на сцену. Поэтому когда я понял, что здесь такая понимающая тишина во время концертов, то это дорогого стоит. Это публика, которая готова к любым программам. И вот мы соединились в таком едином порыве сделать ежегодный фестиваль, состоящий из трех концертов, и отбор новых имен, который проводит наш фонд и отбирает  молодых талантливых детей со всей Томской области.


То, что фестиваль проводится уже четвертый раз, показывает, что все сделано неслучайно и правильно. Потому что и оркестр получает такой энергетический заряд от этих концептов, и публика в хорошем смысле пребывает в таком сумасшествии. Я это очень люблю. И самое главное – люди, которые здесь находятся. Для меня это самое главное, вне зависимости, откуда я приехал. А за сентябрь я дал 28 концертов от Иркутска до Монреаля. И  когда я говорю тем потрясающим артистам, которые приезжают к нам в Томске, я не ошибаюсь. Я так и говорю: «Приезжайте к нам в Томск», потому что родное место и люди, которые здесь живут, достойны иметь такие программы, потому что это очень серьезная точка на концертной карте.

Денис Мацуев о Томске, «Новых именах» и лесных пожарах в Сибири
Фото: Владимир Бобрецов

— Вы приглашаете друзей для концертной программы. По какому принципу были отобраны участники фестиваля в этом году?


— В первую очередь они потрясающие люди и потрясающие музыканты. Это два критерия, по которым я выбираю потрясающих артистов разных поколений. Когда я спрашиваю о программе, я всегда говорю одно: «Что бы вы хотели сыграть?». Это отличается от того, когда тебя приглашают и просят сыграть определенное произведение. Хотя мы не повторяемся, пытаемся, чтобы на каждом фестивале были разные программы. Это очень важно, когда ты приглашаешь человека, у которого сейчас что-то на душе. С каким  произведением у него сейчас происходит этот бурный роман?


Поэтому я приглашаю музыкантов вне зависимости от поколений. От уникальной Сашеньки Довгань, которой 13 лет и которая  сенсация последних двух сезонов и уже сейчас имеет мировую карьеру, до выдающегося скрипача Кристофа Барати — одного из самых востребованных скрипачей в мире, который впервые будет выступать в Томске. Это тоже для нас большая честь. И, конечно, победительница последнего конкурса Чайковского — замечательная виолончелистка Анастасия Кобекина. Мы ее знаем еще маленькой девочкой. Вот он результат того, как «Новые имена» создают настоящих больших глубоких музыкантов. Но самое главное — это потрясающе открытые люди.


За пультом сегодня будет потрясающий дирижер Дмитрий Юровский, младший из блестящей плеяды дирижеров Юровских.  Раскрою секрет, Дмитрий — мой троюродный брат, который работает в Новосибирске, и так сошлись звезды, что он здесь. 

Скрипач Кристоф Барати, дирижер Дмитрий Юровский вместе с Томским симфоническим оркестром
Скрипач Кристоф Барати, дирижер Дмитрий Юровский вместе с Томским симфоническим оркестром
Фото: Владимир Бобрецов

Я очень люблю томский оркестр. И вообще, сибирские оркестры надо больше поддерживать, надо, чтобы они больше играли, чтобы у них была возможность для гастролей, чтобы у них были разные дирижеры (последнее очень важно для оркестра). 4 октября будет представлена моя новая сольная программа, которую я уже играл в Париже, в Иркутске, Монреале и в Петербурге. Она состоит из двух сонат Бетховена, знаменитой «Аппассионаты» и последней 32. И одна из самых вершин романтической музыки — соната си минор Ференца Листа.


У меня вообще всегда премьеры в Томске, так что это тоже хорошая традиция. И, конечно, мы ждем отбора «Новых имен», потому что нам в этом году 30 лет, а Сибирь всегда дает очень мощный приток талантливых музыкантов.

— Какие результаты за 30 лет показал фонд «Новые имена» (Денис Мацуев с 2008 года является президентом фонда, он же был одним из первых стипендиатов — прим. ред.)? Музыканты стали лучше? На одном из мастер-классов нам сказали, что не хватает педагогов. Эта проблема как-то решается?

— Результат «Новых имен».... Если вы посмотрите на афишу любого самого знаменитого музыкального зала в мире, если это русское имя моего поколения или младше, то это 100 % выходец «Новых имен». Больше 15 тысяч музыкантов прошли за эти годы обучение у выдающихся мастеров. Кто-то стал знаменитым, кто-то нет, и это нормально. Но «Новые имена» — это уникальный уровень, где на квадратный метр — огромное количество талантов. 


Конечно, проблема педагогов существует. Особенно в регионах, где, что греха таить, педагоги при первой же возможности покидают провинциальные города за лучшими условиями. Это не только в Сибири, но и на Дальнем Востоке, где Китай перехватывает наших педагогов.  Наши педагоги — это герои нашего времени за последние много-много лет. Учитель — это наставник, это самое святое для человека. Я всегда говорю, что мой папа — это мой самый первый, самый любимый, самый близкий человек, который, к счастью, до сих пор находится со мной. Иметь мнение человека со стороны, мнение человека, которому ты доверяешь, очень важно.


А про нехватку учителей мы знаем и стараемся помочь как можем. 

Денис Мацуев о Томске, «Новых именах» и лесных пожарах в Сибири
Фото: Владимир Бобрецов

— Как в целом вы оцениваете уровень подготовки юных томских музыкантов?

— Уровень всегда здесь был очень высокий. Безусловно, в каждом регионе есть как достоинства, так и проблемы. Где-то больше хороших пианистов, где-то практически нет духовиков. Вообще, духовая школа — это огромная проблема. Взять любой оркестр, где на счету каждый духовик, особенно валторна или, скажем, гобой. Они просто наперечет. Неслучайно Валерий Гергиев на последнем конкурсе Чайковского ввел специальность «духовые инструменты». Я считаю, что это очень хороший знак.  Уверен, что огромное количество молодых талантов пойдет не только на фортепиано и скрипку, но и на гобой, флейту, валторну. Эти инструменты нужны на сцене, в школах.


Успех ребенка, наверное, зависит, еще и от того, какая культура в самой семье. Безусловно, педагоги — это очень важно,  но успех уникального самородка зависит от этого триумвирата родителей и педагогов. Если все совпадает, тогда это получается. Если есть небольшая загвоздка, тогда жди неприятностей.


Поэтому уровень музыкантов в Томске всегда замечательный, но мы на лаврах не почиваем, а всегда даем советы и хотим, чтобы здесь был очень мощный культурный центр.


— Как вы знаете, в этом году Сибирь переживала небывалые лесные пожары. Как вы пережили это?


— То, что произошло с моей родной Иркутской областью — это просто какой-то ужас. Как будто кто-то сглазил нашу область в этом году. Я всегда переживаю, когда где-то какое-то несчастье происходит, а здесь речь идет о своих людях, о близких. Я был потрясен.


Все, что могли, мы сделали. Я дал благотворительный концерт в рамках фестиваля «Звезды на Байкале», сборы от которого пошли на помощь пострадавшим в Тулуне. А потом утром сел в вертолет и полетел в поселок Бохан, где мы сажали деревья. Вечером я был уже в Монреале...

Когда я летел на вертолете, то видел все проплешины. Без слез невозможно на это смотреть, потому что это наши легкие, это наш кислород. Как можно здесь что-то комментировать. Надо следить за этой историей, что я могу сказать. От человека все зависит — от безалаберности, разгильдяйства. Действительно сложно потушить, когда идет такая массированная атака в местах, куда очень сложно добраться. Лес — это действительно наше богатство, наше достояние.  У меня практически слезы были, когда я смотрел на эти кадры.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?