Денис: «Грязная, подлая война»
«Бандера, выходи»
Здание горсовета Славянска советской постройки – тут многое осталось с тех времен: двери, столы, доска почета. Правда теперь на ней висят фотографии сотрудников милиции и СБУ, убитых при захвате Славянска. Денис Бигунов назначает встречу здесь – сейчас он журналист, а в апреле 2014 года он был сотрудником отдела по вопросам внутренней политики Славянского городского совета.

Денис рассказывает, что активное движение за присоединение Донбасса к России в Славянске началось еще в феврале 2014 года. Тогда члены Коммунистической партии Украины принесли уведомление о проведении митинга на железнодорожном вокзале. В ходе этого митинга, вспоминает Денис, коммунисты планировали передать письмо Владимиру Путину.

«23 февраля митинг прошел, где ставились требования, фактически противоречащие Конституции Украины. Митингующие стояли с российскими флагами. Я был там с сотрудником СБУ, мы смотрели на все это действо и не знали, что делать. Мы понимали, что и в горсовете и в СБУ настроения тогда были разные. Кто-то был даже не прочь присоединиться к России. Представляете, даже в СБУ! Потом была сходка молодых агрессивных людей, которые собрались в одном из парков и двинулись в сторону центральной площади. У всех на рукавах были повязки из желтого скотча. Они почему-то пришли к отелю "Славянск" и стали скандировать: "Бандера, выходи". Типа им кто-то сказал, что в город приехали бандеровцы и там заселились. Охранники отеля их немного успокоили.
Следующий митинг КПУ провела на центральной площади. На этом митинге уже зазвучали лозунги о федерализации и о том, что нужен референдум. С трибуны тогда говорили и про то, что сюда, в Славянск, направляются бандеровцы и члены организации "Правый сектор", и что они будут делать тут, что делали нацисты во время Великой Отечественной войны. Такие митинги проходили каждую неделю, вплоть до захвата города 12 апреля».

Денис вспоминает, что о захвате горотдела милиции ему сообщил его начальник Дмитрий Кравченко. Они оба удивлены тому, насколько быстро это случилось: ведь недавно в здании были введены усиленные меры безопасности: закрывали все двери, впускали только по документам и после фразы «Стой, кто идет?». Это не помогло.

«Я начал звонить своим знакомым милиционерам. Одному, второму, третьему – абоненты не отвечают. Тут Дима дозвонился до одного знакомого, тот сказал, что их действительно захватили, согнали в актовый зал и заставляют принимать присягу на верность народу Донбасса. Я тогда сразу поехал туда и увидел, как вокруг горотдела весь периметр заняли люди. Часть из них "зеленые человечки", как в Крыму, а часть – наши местные. И очень большой накал агрессии: все ищут фашистов и бандеровцев. Я сразу подумал: это катастрофа. Подобные сообщения были и из Краматорска, где тоже был захвачен горотдел. А на следующий день уже захватили Горловку. Все эти группы называли себя «народным ополчением Донбасса». Мэра Славянска Нелли Штепу отстранили от власти, вместо нее был назначен «народный мэр» Вячеслав Пономарев.
Центральная площадь Славянска
«Пока до Львова не дойдем»
Денис рассказывает, казначейство и пенсионный фонд еще работали до середины мая, выплаты шли, но по факту это контролировали «люди с автоматами». Депутатам пришлось собраться на две сессии – 28 и 30 мая. «Потом им вменяли сепаратизм, потому что они голосовали за незаконные вооруженные формирования, "народные дружины". Мне понятно, почему так проголосовали: многим пришлось бы иначе все бросить и уехать, – рассуждает Денис, – Помню, однажды Пономарев прознал, что первый заместитель городского головы Кульматицкий провел совещание с основными городскими службами без него. И вот после совещания мы выходим из здания, тут подъезжают два автомобиля без номеров. Выходит Пономарев с двумя автоматчиками и начальник управления социальной защиты населения Славянского городского совета Владимир Павленко, сейчас он – министр МГБ ДНР. Пономарев говорит Кульматицкому: а что же ты, Володя, меня, народного мэра, не пригласил?! Я смотрю, Кульматицкий в шоке, не знает что делать. Он начинает говорить, что Слава, понимаешь, мы же по хозяйству вопросы только решали. Пономарев отвечает: ты мне тут не чуди, все давайте быстренько обратно в здание заходите. Я тогда впал в какой-то ступор, мне показалось что нас сейчас туда всех заведут и расстреляют. И не пошел. Коллега, которая там была, рассказала, что Пономарев начал с того, что они теперь тут власть. И что это будет продолжаться года три, пока до Львова не дойдут».

Бигунов вспоминает, что российское телевидение, а конкретно – «Россия 24» подавала все это как праздник демократии. «А вот Штепа потом рассказывала, как она сидела под арестом в горсовете в кабинете 303. И что от ее требовали на камеру призвать Путина, а когда она отказалась, Пономарев ударил ее по печени. Там были оператор и журналистка, которая сказала: вы уж что-нибудь скажите, нам вас жалко, мы не хотим, чтобы вас били. Вот такие журналисты, фактически соучастники», – говорит Денис.

В мае перестало работать казначейство, люди попросту собрали вещи и уехали. Постепенно перестал работать и Пенсионный фонд, потому что начались боевые действия. Люди из города стали уезжать: кто в Россию, кто в Украину. В городе перестало хватать медиков и коммунальщиков.
Раскола нет
«Я помню, что электричество и вода пропали в начале июня, постоянно были аварии в канализации. Иногда ассенизационные машины ездили по городу и откачивали говно. Как-то еду на велосипеде по центру города, там раздается взрыв, смотрю, снаряд прямо на площади упал. Еду дальше и вижу, что подъезжает канализационная бочка с двумя сантехниками, а город вообще уже пустой. И один сантехник на всю улицу начинает материться: мать перемать, бл…, создали тут банановую республику, придурки, а мне это разгребать. Я к нему подхожу и говорю: мужчина, что вы орете, вас сейчас схватят, расстреляют. Он такой, а мне пох…уже, говно это течет, зарплату не платят. Я говорю – заткнитесь! А он дальше продолжает, я хватаю велосипед, думаю: надо мотать отсюда, а то меня тоже повяжут. Не знаю, что потом с тем мужиком произошло».

Когда обстреливали город, то ходили слухи, что ополченцы сами город же и обстреливают — из одного района в другой. Денис говорит, что хочет собрать личные свидетельства людей об этом: «Это делалось же все для того, чтобы конфликт вышел «зуб за зуб». Это не просто война, а грязная, подлая война».

Денис Бигунов считает, что раскола в обществе нет. Те, кто были за Россию, в принципе уже поняли, что «Россия их кинула» – они прежде всего надеялись на то, что Россия аннексирует Донбасс и сделает зарплаты, пенсии и льготы такими же, как у себя. «Но вместо благополучного российского региона получилась непризнанная Донецкая народная республика. Так теперь там и живут», – резюмирует Бигунов.