Дарью Мальцеву оправдали. Что дальше?

В это никто не верил — ни подсудимая, ни ее адвокат, ни следящие за процессом люди. Громкое «Дело Дарьи Мальцевой» вновь в центре общественного внимания — мать, обвиняемая в убийстве 7-летнего сына в феврале 2016 года, оправдана судом присяжных. И выпущена на свободу прямо из зала суда. Мы встретились с адвокатом Евгением Филипповым, который сейчас принимает поздравления от коллег со всей страны, чтобы узнать — а что будет дальше? Ведь получается, что убийство мальчика остается нераскрытым.

Евгений Филиппов, адвокат Дарьи Мальцевой
Евгений Филиппов, адвокат Дарьи Мальцевой

Могут ли прокурорские работники опротестовать вердикт суда присяжных?


Сам вердикт - нет. Вердикт обязателен для председательствующего судьи и, соответственно, он сразу вступает в действие. Поэтому мою подзащитную вчера сразу освободили. Но есть еще приговор. Приговор будет потом — на 19 июня назначено судебное заседание, на нем решение суда уже оформляется процессуально. Как итоговое решение. И вот уже этот приговор обжаловать можно. И я предполагаю, что прокуратура именно этим и займется. То есть, они не могут обжаловать на основании таких моментов, как «доказана-не доказана вина», потому что вердикт — это вердикт. Они могут обжаловать по формальным основаниям. Что где-то были нарушения закона при рассмотрении дела, что где-то было нарушено их право на предоставление доказательств. Только по таким основаниям. Так что сейчас пока ждем. Следующая инстанция — это сразу Верховный суд. Посмотрим, как будет действовать прокуратура, пока загадывать нельзя.


Что касается действий следственных органов, то я сейчас выскажу свое личное оценочное суждение. Это дело должно попасть в учебники по тому, как не надо расследовать уголовные дела. На мой взгляд, вина в том, что убийца не пойман, и что дело закончилось оправдательным приговором, лежит чисто на следователе. И, может быть, на прокурорских работниках, которые все это видят, все это знают, и, тем не менее, такое дело отправляют в суд.


А результат достаточно закономерный: при таком качестве уголовного дела, на мой взгляд, и не должно было быть никакого другого решения. Это - единственно возможное. А расследовать дальше надо. Чтобы оправдательный приговор устоял, и чтобы дело пошло обратно в следственный комитет, и там начали выяснять, кто все-таки сделал.


А это дело должно пойти в Следственный комитет?


Вопрос сейчас стоит в том, устоит оправдательный приговор или нет. Если его отменят, тогда дело отправят на новое рассмотрение в суд снова. А если не отменят, то - преступление-то нераскрыто. Убийца не пойман. Соответственно, надо расследовать дальше. Но это так далеко еще, и столько перед этим стоит барьеров, которые надо преодолеть.

Дарью Мальцеву оправдали. Что дальше?

В теории, возможно ли при продолжении расследования, возобновлении следственных действий, по вновь открывшимся обстоятельствам, чтобы Дарья Мальцева вновь оказалась под судом?


«По вновь открывшимся обстоятельствам» — это юридический термин, он здесь неприменим. Даже затрудняюсь ответить на этот вопрос. По идее, если оправдательный приговор останется в силе, значит, ее судить за это преступление уже не могут. Соответственно, надо искать кого-то другого. Вариантов-то там особо нет. Но в принципе, те же самые доказательства, которые были использованы против моей подзащитной, можно точно также использовать и против кого-то другого.


Против «кого-то другого» - имеется в виду Светлана Крылова?


Того, кто там присутствовал на месте преступления. Это следствие должно разобраться. Но насколько нам известно, там было два человека. И соответственно, надо среди них искать. По одному суд присяжных принял уже решение. Значит, надо посмотреть на второго - изучить личность и обстоятельства все.


Что, на ваш взгляд, повлияло на оправдательный вердикт?


Я бы сказал, что это само дело. Любой нормальный человек сомневался изначально, что мать своего ребенка может убить. И убить таким совершенно нечеловеческим способом. Поэтому, возможно, присяжные уже имели некоторое сомнение. А в суде они выслушали показания врачей, показания педагогов, инспекторов из полиции, которые говорили, что и лечение всегда ребенок своевременно получал, и с детства наблюдался по любым возможным поводам, и учился отлично, и со сверстниками ладил, и контакты налаживал, и с мамой у него отношения были прекрасные. То есть, звучали показания со всех сторон совершенно посторонних лиц, которые никак в ее судьбе не заинтересованы. И вот когда такие показания звучат, и когда нет ничего, что бы объективно указывало на Дарью Мальцеву как на лицо, которое совершило преступление - я думаю, что все это повлияло на решение.


Действительно, кто обвинял Мальцеву, что она это сделала? Свидетель Крылова. Только в ее словах звучит, что это сделала Мальцева - больше нигде никаких свидетельств, доказательств. Коллегия взвесила все доказательства - а им представлено было все, что можно было представить присяжным (недопустимые доказательства были исключены), соответственно, они и приняли такое решение.

Дарью Мальцеву оправдали. Что дальше?

А что-то такое сказала, на ваш взгляд, сама Дарья на суде, что повлияло на присяжных?


Про последнее слово я сказал ей, что необходимо просто искренне выступить перед людьми, рассказать им правду. Она, может быть, и неприглядная, эта правда, может быть, не очень хорошо звучит, но так, как есть. Просто потому, что люди хотят знать даже именно не то, она или не она совершила преступление, а то, как она себя чувствует. Пройдя через все эти события. Они хотят знать, как она сама к этому всему относится. Вот она и рассказала.


Безусловно, это повлияло. Люди же оценивают не только бумаги, которые представлены, они оценивают человека. Все судебное заседание присяжные внимательно за ней следили. Каждое слово взвешивали ее, поведение. Я думаю, тут любой может с присяжными согласиться, по ней нельзя сказать, что она убийца.


Вы сами внутренне в этом убеждены?


Да. Она 16 месяцев находилась в тюрьме. Наверное, 15 месяцев из них мы работали вместе с ней — с марта 2016 года. То есть я с ней провел невероятное количество времени. И тут у меня было много возможностей самому и на доказательства в деле посмотреть — я их все наизусть знаю - и ее саму послушать много раз.


И теперь, когда присяжные подтвердили это, я не сомневаюсь совсем. Это люди, которые не знакомы с ней, не знакомы с кем-либо в деле, они совершенно обычные люди с улицы, такие же, как мы с вами. Большое спасибо им, что они принципиальными оказались. Что хотели разобраться в ситуации, что так много времени провели. Я думаю, что они хотели вникнуть и вникли в дело. Поэтому у меня тоже теперь нет никаких совершенно сомнений, что она этого не делала.


Как Дарья отвечала на вопрос, который, наверняка, ей не раз задавали — если она присутствовала на месте преступления, почему не защитила сына?


Про это очень долго можно говорить. Это вопрос объемный. И он требует изучения многих обстоятельств: и долгой истории, как они с Крыловой сожительствовали, и всего остального. Но в целом, и мы об этом в суде говорили, есть в жизни люди решительные и бойкие, а есть слабохарактерные. Все думают, что они бы дали отпор и защитили ребенка — но факт в том, что не все люди на это способны. И она оказалась именно такой - неспособной.


Вину свою в этом она видит прекрасно. И тоже об этом говорила в суде - что она на 100% виновата в том, что случилось. Она могла не допустить этого, но допустила. К тому же, если широко взглянуть на ситуацию, это ситуация домашнего насилия. Есть домашнее насилие в отношении женщин. Которых дома годами мужья избивают, унижают всячески — и они тоже годами никуда не идут. У них есть возможность рассказать людям, но они не рассказывают. Даже родственникам. Никто не знает, что с ними происходит. Почему? Видимо, есть люди, которые могут за себя постоять, и есть, которые нет.

Дарью Мальцеву оправдали. Что дальше?

Если приговор устоит, то это значит, что, возможно, фигурантом нового дела может стать человек, на показаниях которого, главным образом, строилось обвинение?


Если оправдательный приговор устоит, это значит, что к Дарье Мальцевой больше нет никаких претензий. И она совершенно законным путем свою свободу получила. Заплатив за это большую цену. Она лишилась ребенка, и теперь мы знаем, что она этого не делала. Получается, что человек был обвинен в особо тяжком преступлении, в таком страшном, просидел долгое время в тюрьме - причем, говорила о своей невиновности, но никто не прислушивался. Следственный комитет, я считаю, должен исправить эти ошибки. А как будет развиваться ситуация с Крыловой — не могу сказать.


Мы ее видели пару раз, когда она приходила в суд. То есть ее сторона обвинения приводила туда для дачи показаний. Что характерно, на Дашу Мальцеву она не посмотрела ни разу. То есть она смотрела все процессы строго в другую сторону. В то время, как Даша на нее смотрела, не отрываясь.


Нам с Дарьей предстоит еще много работы. Во-первых, этот момент с приговором, приговор должен быть вынесен. Потом, если будет обжалование — то Верховный суд соответственно. Если приговор устоит — то это реабилитация. Если Дарья пожелает воспользоваться своим правом на реабилитацию.


И еще. Потерпевшего (отца мальчика - прим.ред.), как я увидел, убедило то, что произошло в суде. Он присутствовал на каждом судебном заседании. Он тоже давал показания, он тоже задавал вопросы. Поэтому, я надеюсь, что если будет дальше вестись расследование, то его поддержка здесь может быть очень кстати. У него есть моменты, которые он может рассказать о Крыловой, которые нельзя было озвучивать на суде перед присяжными, поскольку обвинение было не в отношении нее. Но для следствия он это все сделать может. Будем надеяться, что все хорошо закончится.


В любом случае, справедливость уже восторжествовала. Я считаю, что этот процесс был образцовым - благодаря принципиальному судье. И я не знаю, найдет ли прокуратура основания, с которыми ей можно будет обратиться в Верховный суд. Я надеюсь, что не найдет. Потому что были приложены все усилия, чтобы все было четко, чтобы присяжные не услышали того, что не должны были услышать. Закон достаточно специфичный в отношении них. Процедурных нарушений не было, мы все выступали достаточно мирно, сотрудничали прокуратурой. Не было конфронтаций между нами — все в рабочем порядке.


Но прокуратура огорчена?


Думаю, что, безусловно, да. И тут в том-то и дело, что признать тот приговор, который будет, и вердикт, который уже есть, они не могут: они же знали все, что происходило, они были в курсе всего - еще тогда, в июле прошлого года, когда Мальцева давала показания, когда ей наконец-то была дана такая возможность. Они все знали, и оно получилось вот так. Соответственно, это недоработка — и их тоже, и СК. И эту недоработку надо либо исправлять, либо говорить, что ее не было. Я думаю, что они, конечно, будут говорить о том, что ее не было. Что это суд здесь именно ошибся, а не они.


Мы-то с Мальцевой — просто два человека. А их столько людей — большой Следственный комитет, и губернатор надзирал, и Астахов надзирал, прокуратура постоянно занималась. Это не один человек, это много людей. Это целый государственный аппарат. И все они были уверены в том, что это сделала Мальцева. И до конца всех уверяли в этом. А оказалось не так. Конечно, им трудно будет признать такое. Поэтому я думаю, что они будут сопротивляться.


От себя небольшое добавление сделаю. Что эта победа - не только наша с Дарьей Мальцевой. Но и, во-первых, всего адвокатского сообщества в России. Людей, которые борются постоянно за права граждан. Оправдательный приговор у нас — большая редкость. И сейчас празднуют все — действительно звонят, поздравляют. Потому что система работает определенным образом, и такие случаи редки. Поэтому это победа и нас - всех адвокатов, и победа людей, в целом. Потому что это справедливость - и она победила.


Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?