«Что с этими дровами делать?»

Мастерская Art of Siberia из Новокузнецка занимается созданием изделий из сибирского кедра и продает их в интернете. Чаще всего покупателями становятся жители США и стран Европы. О том, как продвигать свои товары за пределы страны и с какими трудностями приходится сталкиваться сибирским мастерам, ТВ2 рассказал руководитель творческой мастерской Игорь Славгородский.

«Что с этими дровами делать?»
Фото: Екатерина Виноградова

Долгий путь к дереву

Мастерская Игоря Славгородского находится на территории Специализированного шахтомонтажно-наладочного управления, где занимаются ремонтом и наладкой горношахтного оборудования. Игоря из-за его рода деятельности здесь называют художником.


Увлечение Игоря «деревяшками» началось еще в 16 лет. Тогда он познакомился с новокузнецким токарем, который стал первым учителем Игоря в этом ремесле. Несколько лет они работали вместе в общей мастерской. Затем, рассказывает мастер, он решил получить высшее образование. Это растянулось на 8 лет. Но потом собственная мастерская, которая осталась в Новокузнецке, все-таки «перевесила». Решив, что работа важнее, Игорь бросил учёбу и вернулся к ремеслу.


«Тогда у меня не было ни управленческого, ни организаторского, ни продажного опыта. Я постоянно задавался вопросами: что с этими дровами делать, куда их продавать и девать? Я снова закрыл мастерскую на замок», — говорит Игорь.

«Что с этими дровами делать?»

Чтобы понять, что все-таки нужно всерьез заняться деревом Игорю понадобилось еще несколько лет проработать по найму и еще раз пройти путь с самого начала. На первый собственный токарный станок и аренду помещения для работы он зарабатывал работая в такси и в столярном цехе: мастерил корпусную мебель.

Сейчас его мастерская Art of Siberia выпускает тарелки, кружки, скалки, разделочные доски, перечницы, тарелки для росписи, крючки, спицы, подносы, рюмки, бокалы, кулоны. Главный материал — кедр.


«Когда я начинал точить, думал, что нужно брать дуб или что-то такое. Но для Сибири дуб, бук или ясень – дорогие породы, они у нас привозные, европейские. А потом мой станок пришел из Болгарии в кедровой обивке. Денег на материал тогда не было, поэтому я помаленьку разбирал эту обивку и точил из неё. Так и определился с материалом для работы», — рассказывает Игорь.

Выйти на международный уровень с помощью кулончиков

Наладить продажи Игорю помогли кулоны, которые он делал еще в первой мастерской в 16 лет.


«Тогда кулончики продавали через киоски моей матери в Новокузнецке. Потом эти киоски закрылись, а товар остался. Его начали продавать на eBay. Кулоны хорошо продавались в течение нескольких лет. И когда я открыл свою мастерскую, аккаунт с кулонами забрал себе. Тогда я понял, что eBay – хорошая интернациональная площадка. Заказы там были только из США и Европы, России не было», — рассказывает он.


С развитием мастерской, появилась необходимость осваивать новые площадки. Игорь остановился на «Ярмарке мастеров» и Etsy (англоязычный сервис для продажи изделий ручной работы). Сейчас у магазина порядка 900 наименований товаров и более 500 положительных отзывов.

«Что с этими дровами делать?»

В планах у Игоря создание артели мастеров и расширение диапазона товаров. Он хочет добавить к ассортименту глину, металл и камень.


«Сначала на интернет-площадки я валил все подряд – старался занять место в сети. Искали себе тарелку и попали на мое бревно? Все равно ведь увидели нас. В этот же период у меня появился опыт работы с каменщиком и гончаром. Но возникала проблема с исполнением заказов. Поэтому в будущем, если я буду расширяться, то только на собственном оборудовании», — говорит Игорь.


Благодаря интернету, Игорь не чувствует разницу ведения бизнеса в столице или в провинции:

Если бы не было интернета, эта особенность чувствовалась бы. А так, то же самое я делал бы в Москве или Петербурге. Единственным отличием был бы только материал. Мир становится всё меньше, а Сибирь приобретает преимущества перед мегаполисами. Более того, логистика в России и мире развита очень сильно – раньше что-то отправить было сложно и долго. Сейчас все развивается настолько быстро, что скоро миграция повернётся в обратную сторону.

«Что с этими дровами делать?»

При этом конкурентов у Игоря, по его словам, фактически нет.


«Я не считаю, что китайская продукция, которая сейчас почти везде продаётся под видом ручной работы, может быть конкурентом. Это свой сегмент, не относящийся к экологической посуде. Наша задача – донести до покупателя, чем наша посуда лучше и почему она стоит дороже. А если говорить о реальных сибирских конкурентах – есть даже в Новокузнецке маленькая мастерская, где молодой парень точит по дереву. Он приходил ко мне, чтобы научиться разным навыкам, но не смог освоить продольное точение. А без продольного точения ничего изящного выточить невозможно. Кроме умения насадить заготовку на станок нужно иметь чувство формы, чтобы это было гармонично. Многие бросают это ремесло. Любое дело требует монотонного долбления в одну точку. Раньше я думал, что выложу одну штуку в интернет, и всё – жизнь наладится, и я буду продавать эту одну штуку. Но такого не бывает. Нужно постоянно развиваться».

«Гребите сами»

Впечатления о торговле оффлайн у Игоря не такие приятные. Отношение городских и региональных администраций к ремеслу для Игоря больная тема. Ежегодно в рамках дня города в Новокузнецке проходят ярмарки мастеров декоративно-прикладного искусства и народного творчества из различных объединений: «Кузнецкая слобода», Союз художников или «Город кузнецов». Каждый раз руководство обзванивает ремесленников и приглашает принять участие в выставках. Однако, по словам Игоря, изнаночная сторона организации таких событий – не очень лицеприятна.


«Дважды выставлялся – были очень маленькие продажи. На 3 тысячи продал, 3 тысячи товар залило дождём. Хотя, если хорошо постараться, в день можно сделать тысяч 15. Каждое подобное мероприятие ложится на плечи каких-то кураторов, которые ничего не могут организовать. Они звонят и говорят: «приезжайте, привезите столик, стульчик, сами разложитесь». А зачем? Чтобы день поторговать лицом? У нас цель более глобальная, распыляться на это нам не надо. Если администрации придёт здравая мысль, как бы сделать такие праздники лучше для мастеров – мы обязательно примем участие».

«Что с этими дровами делать?»

Пытался торговать Игорь и на Алтае. Но там тоже торговля не пошла.


«Мы открыли розничную точку на Алтае – там хорошая туристическая зона. Наша кедровая посуда там вписывается в тему. Но другие продавцы говорили: «Зачем вы тут нужны», «Ларёк ваш спалят» и так далее. Кому хочется, чтобы рядом с ним встал конкурент?».


Игорь рассказывает, как на куске земли, отведённом под деятельность мастерской, построил киоск. «Как хотите, так и стройте» – сказали Игорю при продаже участка.


«Потом приехал губернатор республики. Посмотрел на нашу избушку и сказал переделывать крышу. Мы все попали на деньги: кроме меня, рядом строились ещё два мастера. Такая безалаберность нас подкосила. Вместо того, чтобы как-то нам в этом плане содействовать, на нас всё сгрузили и сказали «гребите сами». Мы выгребли конечно, но осадок все равно остался».

«Что с этими дровами делать?»
«Что с этими дровами делать?»
«Что с этими дровами делать?»
«Что с этими дровами делать?»
«Что с этими дровами делать?»
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?