Brainstorm: «Суть музыканта — играть и радовать людей»

Латвийская группа Brainstorm стала известна после своего выступления на «Евровидении» в 2000 году. Они были первой командой, которая представляла страну на конкурсе. Перед концертом в БКЗ Brainstorm в полном составе дали интервью Агентству новостей ТВ2. Артисты рассказали о своем отношении к музыке, латышскому языку и политике.

Brainstorm: «Суть музыканта — играть и радовать людей»

Ваш тур «Музыкальные истории» начинается именно с Сибири. Так совпало или есть особые причины?


Ренарс Кауперс: Наверное, совпало. Очень хорошие организаторы. Очень хорошая компания, которая делает эти концерты. Шесть концертов в Сибири, в Томске — пятый. Очень здорово.


В анонсе говорится, что группа BrainStorm расскажет, покажет и сыграет свою историю за 30 лет. Что будете показывать и рассказывать?


Ренарс Кауперс: То и будем показывать и рассказывать: музыкальные истории. Это песни. Наши рассказы про какую-то конкретную песню или отрывок времени. Про друзей, с которыми мы написали эти песни. Смешные ситуации.


Марис Михельсонс: Про пункты в жизни BrainStorm, которые повернули нашу судьбу и музыкальную судьбу в другую сторону. Встречи с кем-то и концерт с кем-то. По-разному. За 30 лет накопилась куча историй. Если очень долго вспоминать, то про каждую песню можно рассказать.


Ренарс Кауперс: я вижу, что Мэджик начал вспоминать что-то.


Мэджик: Да, я начал вспоминать историю в самолете, когда мы летели в Сочи. Мы встретились с Марией Кравиц и записали вместе песню. Истории про людей, как они встречаются иногда и иногда не встречаются. Как люди пересекаются. Об этом эти песни и истории.

За эти 30 лет выросли из «ансамбля из песочницы»?


Мэджик: Поумнели. Нет больше такого задора.


Ренарс Кауперс: Безбашенности. Если брать Брейн и Сторм, то Бури раньше больше было. Сейчас ум берет верх.


Вы поете на английском, русском и латышском. В Латвии никого не напрягает, что вы поете на русском?


Каспарс Рога: Мы в Латвии поем на родном языке. Песни «Скользкие улицы» и «На заре» мы и в Латвии исполняем на русском. У латышей это любимые песни.


Ренарс Кауперс: Я помню, как один парень из Эстонии был на нашем концерте в Латвии. В Латвии у нас большие концерты. И он сказал: я не могу поверить, какая дружба народов на концерте. Если все могут петь на латышском, английском и на русском. Суть музыканта — играть и радовать людей. И не важны национальности и рубежи. Когда все приходят на концерт, становится не важно. Там музыка и мы все вместе.

Помнится, вы отказались выступать на «Нашествии»?


Каспарс Рога: Мы не отказывались. Эти моменты решают менеджеры. Мы выступили на «Нашествии», это было очень давно.  Латвийские СМИ отреагировали очень жестко. И мы тогда сказали, что мы не выступаем флагам, мы выступаем людям. Мы аполитичная группа. Получится, что мы нигде не сможем выступать. В Америке сможем играть.


Мэджик: У меня на даче сможете играть.


Каспарс Рога: Мы во внутреннюю политику государства не лезем. И на этом остановимся. Мы играем музыку и за себя решаем. За других мы не отвечаем. Мы не будем никому давать советы, как им жить. Каждый сам решает, что и как делать. Каждый человек должен для себя ответить на эти вопросы. Не мы должны говорить, как им действовать. Тем более в чужой стране, в которой мы сейчас находимся. Эта ваша внутренняя политика. Мы здесь играем музыку. И очень рады, что нас здесь любят. Полные залы, люди знают слова песен. Это очень важно для артиста.


На каком языке изначально сочиняются песни?


Ренарс Кауперс: По-разному бывает. Иногда песня на английском языке начинается и на нем же заканчивается. Например, «Maybe» только на одном языке, «Скользкие улицы» тоже только на одном языке. Иногда это проще, намного. Мы играем в Англии, и приходит много латышей, русских, литовцев и поляков. И каждый хочет слышать песню на своем языке. И иногда мы оказываемся в нелегкой ситуации, как всем сделать хорошо.


Мэджик: И в конце мы все поем на латышском языке.

Ваша песня является саундтреком к фильму. Что сложнее писать: просто песню или под фильм?


Ренарс Кауперс: Вы имеете в виду песню «Мотив» и фильм «Семь ужинов»? Но там другая история. Эту песню написал Артем Михаелкин. Прекрасный композитор и продюсер. Он, правда, думал, как бы «BrainStorm» писал эту песню. Мы согласились ее спеть. Она очень органична.


Марис Михельсонс: Это очень здорово, что именно нас пригласили сыграть эту песню.


Кому и как пришла идея снять фильм про группу? И будут ли еще фильмы про вас?


Ренарс Кауперс: Мы не знаем, будут ли еще. Идея фильма пришла двум журналистам. Мы осторожно отнеслись к этой идее, потому что это совпало со временем написания нового альбома. Мы чувствовали, что нам не понравится, если кто-то еще будет в студии, пока мы пишем новый материал. Это же не один человек, а команда: пять-шесть человек. Потом мы поняли, что они нас мобилизуют. И в конце концов у нас есть прекрасный документальный фильм.


Марис Михельсонс: Снимать документальное кино — очень сложная задача. Там ничего нельзя предугадать. Снять такое кино — высший класс кинематографа.


У вас весьма напряженный график. А как вы отдыхаете?


Марис Михельсонс: Я на природе отдыхаю. Занимаюсь чем-то физическим. Мне нравится взять лопату.


Ренарс Кауперс: Спорт, искусство.


Каспарс Рога: Удочку чуть-чуть можно. Три раза летом.


Мэджик: Я живу у речки, но в этом году даже лодку на реку не спустил. Из-за занятости. Моторчик грустит в гараже. Но Марис правильно сказал: все, что связано с природой, – это все наше.




Поддержи ТВ2! Мы пишем о том, что происходит, а не о том, что прикажут писать.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?