Больница продолжает идти ко дну...

200 километров, три часа в пути, тысяча рублей — чтобы сдать даже простой анализ крови жителям райцентра Александровское нужно ехать в Стрежевой. Проблемы в Александровской больнице — не исключение из правил. Это общая картина для большинства сельских больниц. Просто после истории с увольнением врача Александровской больницы Владимира Сотникова — проблемы именно этой больницы скрыть уже невозможно. В редакцию ТВ2 продолжают обращаться её врачи и пациенты.


Александровское — село на севере Томской области и  административный центр одноименного района. От Александровского до Томска — 670 километров. До Стрежевого — сто километров. Живут в Александровском больше семи тысяч человек. 

Александровская районная больница
Александровская районная больница
Фото: www.mauzacrb.ru

С приходом зимы до ближайших городов — Стрежевого и Нижневартовска из Александровского можно добраться по зимнику. Если он почищен, дорога до Стрежевого занимает полтора часа в одну сторону.


Сейчас жителям Александровского района приходится проделывать этот путь, чтобы сдать простейший анализ крови и мочи. Не говоря уже о более сложных медицинских исследованиях и процедурах, которые с некоторого времени в Александровской больнице не проводят.  


— Я в шоке от того, что происходит с нашей больницей, — возмущается жительница Александровского Наталья Чудинова. — Не можем сдать ни кровь, ни мочу, потому что реактивов нет. Рентген в больнице с лета не работает. Чтобы все это сделать, нужно ехать в Стрежевой или Нижневартовск. До Стрежевого дорога в обе стороны на автобусе стоит тысячу рублей. Нижневартовск почти в три раза дальше — 280 километров. Детям педиатры дают направления на бесплатные обследования, но взрослых врачи направляют в платные клиники. Операции в Александровской больнице перестали делать, хотя раньше к нашему хирургу Павлу Харину из соседних городов приезжали. Теперь его почему-то в операционную не пускают, посадили в поликлинике на прием.


Слова Натальи Чудиновой подтвердила сотрудница Александровской районной больницы, проработавшая в учреждении около 20 лет. Как и большинство врачей, женщина опасается конфликта с руководством, поэтому попросила не озвучивать ее имя и фамилию.

комментарии в группе села Александровского в «Одноклассниках»
комментарии в группе села Александровского в «Одноклассниках»
комментарии в группе села Александровского в «Одноклассниках»
комментарии в группе села Александровского в «Одноклассниках»

В лаборатории для анализов нет реактивов, — рассказывает сотрудница больницы. — Главврач Елена Гордецкая считает, что это не столь важно, и без реактивов можно обойтись. Но у нас в Александровском есть ребенок, который болеет онкологией и проходит курс химиотерапии. Каждую неделю девочке нужно сдавать анализы. В лаборатории ничего не могут сделать, приходится больного ребенка отправлять в Стрежевой. Когда в больнице появятся реактивы — не ясно. Может быть, к концу этой недели, а может, только на следующей. Народ возмущается, ругает сотрудников лаборатории, хотя они в этой ситуации не виноваты. Недовольных отправляют к руководству больницы, но идти к Гордецкой никто не хочет. 

По словам женщины, два новых хирурга Александровской районной  больницы не обладают достаточной квалификацией. А Павла Харина, хирурга высшей категории, руководство действительно почему-то не допускает к операциям. 


— Один из двух новых хирургов еще совсем молодой и неопытный, — продолжает рассказ сотрудница больницы. — Он хочет оперировать, но пока не умеет. А другая десять лет сидела на медосмотрах, и лучше бы ее обратно на медосмотры посадить. Сейчас у нас в больнице даже фимоз детям прооперировать не могут. Но два врача-хирурга сидят и получают зарплату. Причем, с северными надбавками, которые идут с платных услуг больницы. Недавно к нам в больницу новый невролог пришел — тоже сразу сказал, что не будет принимать детей и отделение неврологии брать. Конечно, на платном приеме в поликлинике приятнее сидеть. А нам детей своих приходится в Нижневартовск и Стрежевой возить.


Александровская районная больница «прославилась» после истории терапевта Владимира Сотникова. По окончании университета молодой доктор вернулся в родное село и попытался работать согласно клятве Гиппократа. Отказался подписывать «липовые» справки о смерти, добивался выдачи бесплатных лекарств для больных, подписывал вместе с александровцами обращение к депутатам и жаловался на главврача больницы Елену Гордецкую в областной департамент здравоохранения. В итоге Владимира отстранили от работы из-за якобы не пройденного медосмотра, и по суду он восстановиться так и не смог.  И, в конце концов, вообще разочаровался в профессии. 

— Больница гудит. Почти все поддерживают Владимира, но открыто говорить боятся, — рассказывает сотрудница больницы. — Терпим, потому что хотим до пенсии доработать. Я уверена, что писать диагноз карандашом психиатра Наталью Кожакину главврач заставила. Сама Наталья никогда так себя не вела. Главврач Елена Гордецкая не умеет с людьми разговаривать, оскорбляет врачей. Многие просто обиделись и уволились. До нее главврач больницы человечный был: всегда интересовался, как у сотрудников дела идут, какие есть проблемы. Сейчас руководство просто отмахивается. Живем здесь, как на острове, и никто нас не слышит. Мы пытались в Облздрав писать, губернатору Жвачкину. Даже в Москву писали — всюду ответили, что приедет комиссия. Комиссия приехала, посмотрела — «нарушений не найдено». И больница продолжает идти ко дну.


ТВ2 удалось связаться с главврачом Еленой Гордецкой по телефону. Она утверждает, что в отсутствии реагентов виноваты поставщики больницы, а хирургическое обслуживание в учреждении ведется согласно нормам.  

Наталья Чудакова (недовольная жительница Александровского — прим. редакции) ко мне не обращалась, — рассказывает Елена Гордецкая. — Не знаю, была ли у нее какая-то необходимость ехать в Стрежевой. Перебои с поставками бывают везде, в том числе и у нас. Поставщики не всегда добросовестные, а сами мы реактивы не производим. У нас в больнице есть хирурги и анестезиолог, есть операционная. Мы проводим операции, если речь идет об экстренных вмешательствах, не требующих сложной техники и специальных материалов. Но браться за то, что мы не можем сделать, у нас просто нет права. Поэтому часть операций идет в Нижневартовске и Стрежевом.

Елена Гордецкая добавила, что каждый случай отказа в хирургическом вмешательстве нужно разбирать с пациентом индивидуально. По ее словам, если у больного на операционном столе возникают противопоказания, врачи не могут продолжать операцию — слишком велик риск осложнений. 


28 ноября терапевт Владимир Сотников написал очередное заявление о нарушениях в Александровской районной больнице. В следственный комитет — на предмет проверки подложных свидетельств о смерти. Заявление у Владимира приняли. А значит, в Александровской больнице пройдет еще одна проверка. 

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?