«Бессрочный протест»: мы — народное движение, без партии и лидера

9 сентября после жесткого разгона силовиками мирных митингов, часть активистов решила остаться на ночь у памятника Александру Пушкину в Москве. Так родилось движение «Бессрочный протест». У ребят нет лидера, нет партии. Есть только символ — зеленая лента. И политические лозунги: за отставку Дмитрия Медведева, отмену пенсионной реформы и статьи за экстремизм. Сейчас акции Бессрочки проходят в 25 городах.  Журналист ТВ2 встретился с московскими и томскими активистами «Бессрочного протеста» и поговорила с ним об оппозиции, о центре «Э» и о возможности смены власти в России мирным путем.


С активистом «Бессрочного протеста» Артуром Симоновым мы встретились в Москве в «Макдональдсе». Недалеко от памятника Александру Пушкину, где и зародилось движение. В компании Артура находились координаторы протеста, которые публиковали актуальные новости в Телеграм-канал и организовывали людей для вечерней акции.

Артур - активист движения "Бессрочный протест" в Москве
Артур - активист движения "Бессрочный протест" в Москве
Фото: Лидия Симакова

Движение зародилось после акции против пенсионной реформы, которые организовали сторонники Алексея Навального. Можно ли вас назвать его сторонниками?


Нет, мы не сторонники Алексея Навального. Мы исключительно народное явление, без лидера вообще. Мы просто народ и высказываем свое мнение.


К вашей акции пытались подключиться политические партии или другие движения?


С нами общаются дальнобойщики, блогеры. К нам приходили оппозиционеры Марк Гальперин и Дмитрий Гудков. СМИ о нас пишут. Мы стали интересны людям, они сами нас находят. Конечно, кто-то все равно будет пытаться использовать наше движение в своих целях и перетянуть на себя одеяло. Мы следим за этим и пресекаем все попытки присоединения к какому-либо политическому движению или деятелю.


В каком формате обычно проходят ваши акции?


Не знаю, как в других городах, в Москве акции происходят по-разному. Есть и запланированные, есть и стихийные. Например, собрали ребят и пошли делать, что первым пришло в голову. Конечно, если идея поддерживается большинством. Внезапность — наше оружие. Например, недавно мы ходили от станции метро «Тверская» до «Охотного ряда», хлопали в ладоши и кричали: бессрочка.

Чем ваши акции отличаются от прошлых, от «Оккупай Абая», например?


У нас децентрализованный протест. И нет лидеров. Если кого-то одного «выдернут» из протеста, то ничего не поменяется. В этом наша сила. Мы используем различные тактики, не придерживаемся никакой определенной модели. Главная наша тактика — неопределенность. Полицейские не понимают, что с нами делать и где пройдет наша акция в следующий раз.


Но полицейские реагируют на вас?


На одну из наших прогулок по Арбату полицейские пригнали пять автозаков. Один из автозаков с патрульной машиной встал рядом с точкой сбора. Тогда мы не стали набирать большую группу людей для акции. Да, наши планы полиция старается максимально разрушить.


За нами следят, некоторых ребят ловят прямо около метро. Многих участников полицейские уже знают в лицо. Недавно мы давали норвежцам интервью, к нам подошли полицейские и спросили: что за акция тут происходит. Я встретился взглядом с полицейским и понял, что он знает, кто я такой. Если бы с нами не было норвежских журналистов, я уверен, нас бы задержали.


Предлоги для задержания типичные: проверка документов, установление личности и профилактическая беседа. Чаще всего ориентировки не показывают, сотрудники полиции не представляются. Если человек юридически не подкован, то ему начинают рассказывать о последствиях сопротивлению полиции. Я не говорю о других психологических приемах, которые они используют не первый год. Ребят забирают, обкатывают пальцы под разными предлогами, списывают IMEI с телефонов. Спрашивают, какое вы отношение имеете к «Бессрочному протесту».


Но есть у полицейских и другое мнение. Когда мы шли с акцией по Кузнецкому мосту, то слышали, как двое молодых сотрудников обсуждали нас. Они говорили: прикинь, ребята уже больше недели не уходят с улиц, митингуют, бастуют. Нам показалось, что они были искренне удивлены нашим упорством.


Несмотря на задержания, я считаю, что в «Бессрочном протесте» должно быть больше участников. Люди должны понять, что мы преследуем мирные цели.

Вы говорите о том, что в протестах должны участвовать больше людей. А как привлечь народ?

Многие люди не выходят из-за страха. Их пугают тем, что выгонят с работы, отчислят из колледжа или вуза за участие в митингах. А у людей обязательства: семья, дети. Еще и СМИ постоянно промывают людям мозги: кто враг, а кто нет.

Ваше движение становится популярным. Есть канал в Телеграме, в Youtube, паблик в соцсети «ВКонтакте». Как вам удается отсеивать провокаторов и сотрудников центра «Э»?


Мы проводим собеседование с любым человеком, который к нам присоединился. Сотрудников центра «Э» вычислить можно сразу. Начинаешь его снимать на телефон, он реагирует неадекватно. Типа, какого черта ты меня снимаешь? Как правило, сотрудники правоохранительных органов теряются в таких ситуациях. Чаще всего они просто уходят. Мы также собираем информацию об участниках. Конечно, есть и внедренные ребята. Некоторых мы уже вычислили. И они больше на наших акциях не появлялись. Есть и провокаторы, которые предлагают автомобили переворачивать. Мы им объясняем, что наше движение мирное и законов мы не нарушаем. Если люди будут считать, что мы за организацию Майдана в России, то это отвернет их. Людей Майданом уже запугали.


Как относятся люди к «Бессрочному протесту»? Что говорят на улицах, в интернете?


Судя по комментариям, люди хорошо к нам относятся. И это огромная поддержка для нас. Кто-то нас считает сторонниками Алексея Навального, кто-то агентами Кремля. Пусть думают что хотят, это бесплатная реклама нашего движения. Есть мнение, что в Бессрочке только студенты веселятся и креативят. Но среди участников есть люди старше 70 лет.

Политик Дмитрий Гудков на встрече с активистами "Бессрочного протеста"
Политик Дмитрий Гудков на встрече с активистами "Бессрочного протеста"
Фото: скрин с YouTube

Какой видится вам Россия без Путина?




Лично я хочу, чтобы к людям вернулось критическое мышление. В наш информационный век необходимо уметь фильтровать информацию и отбрасывать ненужное. Люди «кушают» готовый продукт по федеральным СМИ и сразу с ним соглашаются.

Томск к «Бессрочному протесту» присоединился совсем недавно. Ребята успели только напечатать агитационные материалы и провести одну акцию. Они оставили на асфальте несколько надписей с рекламой своего Телеграм-канала. Трое активистов Антон, Григорий и Сергей согласились поговорить с ТВ2. На условиях анонимности, их в Томске мало и пока они светиться не хотят.


Почему вы решили присоединиться к «Бессрочному протесту»?


Антон: Я разделяю основные задачи «Бессрочного протеста»: отставка правительства во главе с Дмитрием Медведевым, отмена статьи за экстремизм. И лично от себя добавлю: освобождение всех политических заключенных. Считаю, что в России не развита протестная культура. Данное движение поможет ее развитию у населения и у молодежи. Я хотел бы, чтобы в Томске проходили такие же перфомансы, как в Москве. Мне нравится подход и креатив московских активистов.


Григорий: Я надеюсь, что в России появится гражданское общество и поэтому стараюсь посещать все протестные акции. Хочу, чтобы у нас раз и навсегда был расформирована такая организация, как ФСБ. Мне нравится, что в «Бессрочном протесте» нет лидера. У нас как получается: люди вышли на протест, их разогнали, и в следующий раз они уже не придут. В «Бессрочный протест» люди приходят и приходят. И не просто покричать и разойтись, а добиться определенной цели.


Сергей: Я вышел поддержать «Бессрочный протест», потому что считаю, что наша власть стала непригодна для управления страной. Мне близки требования движения по поводу отмены пенсионной реформы, отмены 282 статьи и отставки правительства.

«Бессрочный протест»: мы — народное движение, без партии и лидера

Вы участвовали в других протестных акциях, которые проходили в Томске?


Антон: Я участвовал в двух акциях, которые проводил томский штаб Навального. В последний раз был на акции 9 сентября, когда был митинг за отмену пенсионной реформы.


Григорий: Я ходил на четыре митинга, организованных томским штабом Алексея Навального. На одну из них попал, когда находился в Ижевске. Но акцию в Ижевске было сложно назвать митингом: человек 15 просто постояли и разошлись.


Сергей: Я до этого ни в каких митингах и протестных акциях не был, так как находился в другой стране. Это мой первый протест.

Митинг томского штаба Навального 9 сентября
Митинг томского штаба Навального 9 сентября

Как ваша семья, друзья относятся к вашей протестной деятельности?


Антон: Мои близкие не совсем понимают, для чего проводятся акции. Хотя я пытаюсь им это доходчиво объяснить. Друзья — другое дело, один мой друг тоже участник «Бессрочного протеста». Многие по разным причинам не могут себе позволить участвовать в протестах. Например, один друг планирует эмигрировать со своей девушкой в Канаду. И он боится, что участие в оппозиционных митингах и привлечение к административной или уголовной ответственности может помешать уехать.


Григорий: Мой отец — военный. Он постоянно находится в окружении людей, которые верят телевизору, где навязывают мнимого врага. У меня есть одногруппник, который участвовал в протестном движении. Сейчас он не видит смысла в протестах, так как они неэффективны. Другие мои знакомые и друзья аполитичны.


Сергей: Мама разделяет мою точку зрения, но она против митингов и протестных акций. А отец аполитичен.


Не боитесь, что в ваше движение придут провокаторы?


Антон: да, мы опасаемся провокаторов. Но мне кажется, их не так сложно вычислить. Как с ними будем бороться — зависит от ситуации. Мы попытаемся отстраниться от таких людей и решить проблему мирным путем.


Первая ваша акция получилась больше рекламной, чем протестной. Как вы намерены привлекать людей в «Бессрочный протест»?


Антон: Главное, поддерживать движение и не забрасывать его. Мне кажется разумным вовлекать в движение больше молодежи. У них больше развито критическое мышление. А за ними потянется и старшее поколение.


«Бессрочный протест» — это мирное движение. Как думаете, мирным протестом в России можно что-то поменять?


Антон: Необходимо прикладывать все усилия, чтобы в России власть поменялась мирным путем. А дальше — как пойдет.


Григорий: Я думаю, что поменять власть мирным путем в России не получится. КГБ просто так власть не отдаст и будет до конца за нее сражаться.

Листовка "Бессрочного протеста"
Листовка "Бессрочного протеста"

Считается, что в России людей сложно поднять на борьбу за свои права. Вы с этим согласны?


Антон: Люди боятся. Они зачастую работают или учатся в таких местах, где за оппозиционную точку зрения могут уволить, отчислить. У меня есть такие знакомые, они не хотят на работе проблем. Тут свою роль играет и советское воспитание. Люди принимают любые изменения как данность. Например, пенсионный возраст повышен в других странах, почему у нас этого не сделать? Только люди забывают, что в тех странах, где уже давно повысили пенсионный возраст, уровень качества жизни на порядок выше. Еще один момент: я часто слышу от людей сравнение России с другими странами, где экономическое и политическое положение еще хуже. Мол, посмотри, у нас все не так плохо. Возникает вопрос: мне что, теперь этим довольствоваться?

Григорий: Люди не выходят, потому что большинство думает, что нынешней власти нет замены. Бюджетники боятся за свои места.


Сергей: Страх, пропаганда и зомбирование телевизором — основные причины отсутствия протеста на улицах. Многие думают, что за них все сделает кто-то другой.


На ваш взгляд, есть в России человек, который может возглавить протест в России и, возможно, стать руководителем страны?


Антон: Сейчас я не вижу ни одного политика, которого хотел бы видеть президентом. Алексей Навальный продвигает правильные вещи и правильные мысли. Я одобряю его политику, но как президента я его не вижу. Считаю, что у власти должны стоять люди науки. Только тогда можно говорить о развитии страны.


Григорий: Мне кажется, что во главе должна быть коалиция, а не один человек. Чтобы не было такого: царь плохой, а мы хорошие. Чтобы нельзя было спихнуть вину на одного человека.


Сергей: Борис Немцов говорил, что коридоры власти надо проветривать. В идеале бы хотел видеть во главе страны именно его. В мировой истории были периоды, когда у власти были неопытные правители, но это не мешало стране сохранять свою экономическую стабильность. Потому что власть была разделена.


Пока вы не ощущаете никакого давления со стороны силовиков. А страх есть?


Антон: Бояться не надо. Если ты делаешь что-то правильное, страха не должно быть.


Григорий: Страх есть у каждого, просто его надо преодолевать.


Сергей: Если цель хорошая, то со страхом надо бороться.

«Бессрочный протест»: мы — народное движение, без партии и лидера
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?