Барби, грибочки, марионетки

Анастасия Шульц любит Гарри Поттера, мечтает отпраздновать Новый Год в Бразилии, прыгает с парашютом. Возможно, можно было бы рассказать про это. Но речь пойдет о том, что Настя играет в театре куклы. Самое важное в ее профессии – понять, что ты часть целого, которое ты составляешь вместе с куклой. Как ее понять, полюбить и не обидеть – ответы в размышлениях кукловода.

Барби, грибочки, марионетки
Фото: Диана Гатауллина

Вообще я опаздунья. На работу не прихожу, а прибегаю. Но как бы мало не было времени – очень важно обнять свою куколку. Это обязательный момент. Проверить, приготовлены ли ручки, ножки. Пообщаться, может, выплакаться. Мы же дома тоже игрушки обнимаем. А у меня работа такая.

Куклы как люди. Каждую из них я люблю по-разному. В русском языке очень мало слов для обозначения чувств. Я люблю кашу, я люблю своего брата, любимого мужчину, подругу. Все одно слово. А чувства то они разные, к каждому отдельное возникает. Этого ты любишь головой, другого руками. Это я иногда физически ощущаю. К кому-то вообще волосы тянутся. И с куклами так же. Эту куколку ты любишь таким образом, эту – другим. Да, иногда злишься на нее, когда работать сложно. Но любую куколку очень любишь. Они как дети нуждаются, чтобы их любили.

Барби, грибочки, марионетки
Фото: Диана Гатауллина

Однажды один ребенок у нас оставил куклу Барби и не вернулся за ней. Я совершенно не могу спокойно смотреть, когда валяется кукла, любая, не обязательно театральная. Меня к этому мама приучила, она воспитательницей работает. Кукла лежит раздетая, хочется ее причесать, одеть, умыть. Я ее себе забрала, платье купила. Так получилось, что недавно в цехе я нашла еще одну Барби. Она сидит никому не нужная, голенькая, несчастная. Я и ее забрала, стала ее обшивать. Смотрю, и у меня такое ощущение, что та кукла, которую я первую подобрала, такая грустная, поникшая. Я и ей платье новое сшила. Я в поездку собиралась, и мы с мамой разговаривали. Она спрашивает: ту, последнюю, Барби с собой возьмешь? А я говорю: как же так, а первая? У меня рюкзака не хватит на обеих, вторая же обидится. Мама смеется: конечно, всех кукол забирай.

Барби, грибочки, марионетки
Фото: Диана Гатауллина

Я всегда хотела быть актрисой. Мечта с детства. Но то, что я буду работать в театре кукол, я не думала. Получилось, что мне пришлось поступить на кукольный отделение. Я утверждала, что потом буду работать в театре драмы в Прокопьевске, в родном городе. На четвертом курсе меня зацепила строчка Марины Цветаевой: «я не девочка и не женщина, мне не нужны ни куклы, ни мужчины. Я могу без всех, но, может, в первый раз мне хочется не мочь». И я вдруг как расплакалась. Я поняла, что мне будет скучно в театре драмы, что я туда не хочу. Мне нравится работать с куклами. Видимо, мой мастер почувствовал мою дилемму, и на выпускном спектакле дал мне две роли: в живом плане и с куклой. И я все поняла. Не скажу, что мне не нравится работать в живом плане, нет. Но без куклы мне работать уже скучно.

Барби, грибочки, марионетки
Фото: Диана Гатауллина

Один из самых радостных моментов – сказочный момент ожидания куклы, пока ее для тебя готовят. Ты ждешь и гадаешь, какая же она будет, как она выглядит? О, смотрите, как моя кукла классно двигается, смотрите, что она умеет! У меня еще в Тольятти был спектакль, где я играла канарейку. Обычная кукла птички. Мы ради смеха дурачились, и моя канарейка научилась танцевать стриптиз. Музыка медленная звучала, я начала дурачиться, мы смотрим в зеркало, а канарейка стриптиз танцует, движения похожие получаются. Мне кажется, самим куклам от этого веселее. Но не тогда, когда по-издевательски относятся. Я вообще не приемлю пошлых, злых шуток с куклами. А по-доброму всегда можно.

Поделитесь
Радио Свобода
УНИКАЛЬНЫЕ ЦВЕТНЫЕ ФОТОГРАФИИ СССР 1950-х
Радио Свобода
Уникальные цветные фотографии СССР 1950-х
Первая Частная Клиника
МАРАФОН КРАСОТЫ И ЗДОРОВЬЯ
Поделитесь