Андрей Тютюшев: о запахах в Томске, пользе санкций и проекте благоустройства Буфф-сада

10-го сентября Сибирская аграрная группа закончила принимать информацию от томских активистов о неприятных источниках запаха в Томске. Чтобы узнать итоги общественного расследования, мы решили встретиться и поговорить с председателем совета директоров АО «Аграрная Группа», генеральным директором управляющей компании «Аграрной Группы» Андреем Тютюшевым. Напомним, что проект «Найди источник запаха» стал ответом аграрной группы на обвинения в том, что подконтрольное компании предприятие «Промпереработка» неправильно утилизировало животноводческие отходы и именно это стало причиной продолжительной вони в городе летом. Пользуясь случаем, мы расспросили Андрея Тютешева и об уголовных делах, которые были заведены в отношении «Промпереработки». Поинтересовались мы и судьбой проекта благоустройства Буфф-сада, который был представлен общественности компанией весной 2018-го года. Но обо всем по порядку.

Андрей Тютюшев
Андрей Тютюшев

Андрей Петрович, 10-го сентября вы должны были, подвести итоги акции «Найди источник запаха». Обещали заплатить трём самым активным участникам акции 600, 400 и 200 тысяч рублей. Подвели итоги? Наградили победителей акции?

У меня этой акцией занимается мой заместитель Мария Голдовская, поэтому подробностей я не знаю. Итоги должны были подводить не мы, а комиссия, в которой участвует Народный фронт, представители администрации области, журналисты. На данном этапе я не в курсе подвели итоги или нет. Они самостоятельно работают. Мы попросили активистов присоединиться к общему поиску источников запаха, которые есть на территории Томской области. Поскольку губернатор призвал найти, но никто же их искать не стал. Все же решили найти виноватых. Поскольку мы – томичи,  и это в наших интересах, мы решили помочь губернатору. Я очень люблю реку и часто по ней катаюсь. И все лето мы катались при вони, которая я точно знаю, что не она наша. Поэтому мы решили, что раз уж никто не хочет искать из тех органов, которые обязаны этим заниматься, то мы призвали подключиться население.

То есть вы откликнулись на призыв губернатора?

Да, я же томич.

Андрей Тютюшев: о запахах в Томске, пользе санкций и проекте благоустройства Буфф-сада

Если вы говорите, что точно знаете, что вонь была не Аграрной группы, то зачем тогда на пресс-конференции один из владельцев САГ Руслан Гурьев признал, что «какая-то ваша доля в этих запахах, безусловно есть». Что запах этот от озера со стоками, которое эксплуатируется около 40 лет. Что во всем виноват северный ветер, не характерный для преобладающей розы ветров.

Давайте, разберемся по поводу виноватых. Вот мы с вами сидим и тоже пахнем. Мы тоже виноваты в том, что запах есть. Вопрос в том, кто это чувствует. Оператор ваш, наверное, чувствует. В приемной, наверное, нет. Естественно, когда мы говорим про поселок Светлый, про свиноводческий комплекс, то естественно он не может не вонять. Глупо это отрицать. Действительно запах есть. Но кто его чувствует? Прежде всего жители Светлого. Птицефабрика «Томская» тоже имеет запах. До кого он доносится? До жителей поселка Молодежный. Если вы посмотрите откуда больше всего жалоб было, то, оказывается, меньше всего от жителей Светлого и Молодежного, где собственно находятся источники запахов. Поэтому естественно, Гурьев, как честный человек, сказал, что да, определенная доля запаха от наших предприятий есть.

 

Что такое запах? Я, например, в детстве все лето проводил в деревне, поэтому для меня запах из стайки — это жизнь. Для меня это нормально. У меня дома есть лошади и когда гости приезжают, я им показываю хоздвор. Дети, когда заходят в стайки, нос зажимают, говорят, как здесь воняет. А мои дети к этим запахам относятся нормально. И для меня, например, кони пахнут, а не воняют. Мне нравится это. Моя жена изначально, говорила, что они воняют, а сейчас уже привыкла и говорит пахнут. Поэтому когда мы говорим о животноводческих запахах, то вопрос вонь это или не вонь, это вопрос риторический. Это я к тому, что это не химия, не радиация, не опасные биологические отходы. Запах — это естественный продукт, который образуется в процессе жизнедеятельности. И отходы, которые возникают в результате животноводства — это то, за что всегда платили деньги. Потому что это — удобрения для грядок, чтобы растения лучше росли.

 

Против нас были обвинения, что нашли навозные кучи на полях. Это обычные удобрения, которые всю жизнь все вносили в землю. И говорить про то, что это экологическая катастрофа — это ведь не так.

В большой концентрации отходы жизнедеятельности могут являться экологической катострофой. Все мы знаем, что свежим навозом не поливают грядки. Как человек, у которого есть огород, я знаю, что навоз должен перегореть и превратиться в перегной.

А я вам скажу другое, с точки зрения профессионала. Свежий птичий помет содержит самое большое количество аммиака, который необходимо вносить в почву. Поэтому только свежий птичий помет вносят в почву и запахивают, если вы хотите получить хороший урожай.

Про птичий помет утверждать не буду.

Аммиак быстро улетучивается. Поэтому его необходимо быстро закапывать. Действительно есть понятие перегноя. Но чем хорош перегной — вы можете его внести и тут же что-то посадить на грядке. Если вы внесли навоз в поля и через год там будете что-то сажать, то это то же самое.

Андрей Тютюшев: о запахах в Томске, пользе санкций и проекте благоустройства Буфф-сада

Хорошо, давайте расставим «точки над i». Лично я живу в районе Буфф-сада и там летом чувствовался неприятный запах. Вы утверждаете, что к этому запаху Сибирская аграрная группа не имеет никакого отношения?

Я ничего не буду утверждать. Года три или четыре назад мы проводили эксперимент. Я специально взял банки с птичьим пометом, со свиными отходами и человеческими из канализации. В управляющей компании мы проводили этот эксперимент. И вы думаете, что кто-то угадал? Кроме животноводов, которые знают запахи, никто не угадал. Все путались в показаниях. Поэтому, когда воняет канализацией, то человеку все равно. А когда у него устойчивое мнение, которое сформировано прессой, то соответственно он считает, что знает, кто виноват.

Вы проводили расследование. Вы нашли реальные источники вони?

Не я проводил расследование. Мы только инициировали его. И сотрудники САГ не принимали в нем участие. Это были общественные активисты. Прежде всего надо сказать спасибо Народному фронту, который откликнулся на наш призыв.

 

Результат, который я и так знал. Конкретного одного источника запаха нет. Его и не может быть априори. Давайте посмотрим карту Томска. Это не официальная информация, а пока только предварительная. Мне было интересно, что активисты нашли.

 

Здесь находится город Северск. И все запахи, которые идут с реки, идут оттуда. У меня дом напротив Северска и летом вонь там была просто адская. Именно от реки. Это предположение, я не могу утверждать, но у Северска есть проблема с очистными сооружениями, которые просто не работают. И 110 тысяч человек просто какают и писают у нас в реку. Летом это особенно заметно. Почему в Томске стоял устойчивый запах? Еще раз обращаю внимание, что это одно из предположений, потому что сброс идет в реку, разливается по глади воды и идут огромные испарения. И это совсем рядом — 2 км. Еще у нас есть много интересного, чего я раньше не знал. Например, в Томске существует три колонии, которые выращивают свиней. Примерно три тысячи голов у каждой.

Исправительные колонии?

Да. 3,5 тысячи голов свиней. Это хорошая ферма. И они находятся в черте города. Как вы думаете, они розами пахнут? Вот вам еще один источник запаха. Они не могут не вонять.

 

Давайте дальше по карте. Канализационно-насосная станция ТНХК — это вопрос спорный. Они не пахнуть не могут, но это достаточно далеко от города. Вот свинокомплекс «Томский». Вот Межениновская птицефабрика. Обратите внимание, насколько, ближе Межениновская расположена к городу Томску, чем наш свинокомплекс. И если у предприятия существуют все разрешения, то это не значит, что оно не воняет. А те 11 гектаров, которые дружно все нашли и запах от которых якобы долетал до города, обратите внимание, где они расположены. Значительно дальше от города. И там нашли какие-то три навозные кучи, которые пахли на весь город. Это физически не может быть источником запаха. Это все равно, что сказать, в Нелюбино есть коровник и в Томске от него воняет. Это абсурд. У нас там вносится в почву навоз на площади 2,5 тысячи гектаров. И смешно говорить, что запах был с поля размером всего 11 гектаров.

 

Воскресенская гора. Народный фронт выяснил, что здесь нет центрального коллектора и все льется просто под гору. На Черемошниках — три источника запаха. У них там существуют озера и запах идет с озер. Поэтому я и говорю, что одного запаха нет. На Южной воняет с колоний, на Воскресенской горе со стоков канализации и т. д. И естественно во время жары они все дружно начинают вонять. Это естественный процесс, который существует.

 

Подведем итоги: мы, конечно, пахнем, но только для поселков Светлый и Молодежный. И не больше одного месяца в год. А жалобы летом были из центра города, Иркутского и Каштака. Со Светлого и Молодежного, к которым мы ближе всего не было никаких жалоб и  это должно навести томичей на мысль о том, что источником летней вони была не Сибирская аграрная группа.

Свои расследования по запахам вы куда-нибудь передали? В мэрию, в прокуратуру?

Я передал губернатору. Передал ли он куда-то дальше, я не знаю. Сейчас будут подводиться итоги акции и после этого все пробы, всё видео будет передано в компетентные структуры. Кроме этого существует масса вещей, которые мы просто не можем поймать. Это то, о чем говорит эколог Сергей Жабин. У нас есть районы, дома, у которых нет центральной канализации. Ассенизаторские машины, которые собирают отходы, куда они их сливают? Ладно зимой все замерзает. А летом это начинает все вонять. Поэтому, когда к одному источнику присоединяется третий, четвертый и пятый, то кажется, что воняет везде. У нас с вами есть еще два убойных цеха, которые работают прямо в городе Томске. У них нет ни своих очистных сооружений, ни своего утилизационного завода. Это те места, где свиней бьют в центре города.

Про эти предприятия ничего не было слышно, а вот на подконтрольную вам фирму «Промпереработка» заведено два уголовных дела. По ним расследования завершены?

 

Я считаю, что эти уголовные дела ничем не завершатся в принципе. Поскольку по моему мнению, я не юрист, если за 11 гектаров, расположенных в 25 км от города будет решение о нарушениях, то я скажу, что любое сельхозпредприятие области нужно закрывать и сажать всех в тюрьму. Потому что все действуют примерно одинаково. Каждую бабушку, которая выносит навоз на свою грядку, на нее надо возбуждать уголовное дело и сажать в тюрьму. Потому что у нас с этой бабушкой одинаковые процессы. Что бабушка вынесла навоз на огород, что мы на поля. Поэтому посмотрим, что суд решит.

 

Если честно, то я даже директора Промпереработки не знаю. У каждого предприятия свои задачи. У этого – утилизация отходов.

Возможен ли какой-то иной способ избавляться от отходов, чем тот что практикуется в Аграрной группе? Я была в нашем политехе, они предлагают биогазовые установки, которые могут перерабатывать навоз в энергию и удобрения. Кажется, 6 млн рублей такая стоит. Вы знаете?

Знаете, анекдот про дирижабль? В колхозе идет собрание и обсуждают, куда потратить заработанные деньги. Поступает предложение — давайте забор покрасим. Все кричат давайте, давайте. Дедь Щукарь говорит, а зачем нам это? Все подумали и, правда, зачем? Сто лет жили без забора и дальше проживем. Все говорят, а давайте, трактор купим? Все кричат, давайте, давайте! А дед Щукарь, а на фиг надо? Все думают, и, правда, на конях копали дальше будем копать. Потом спрашивают, дед а ты-то что предлагаешь? Он говорит, а давайте дирижабль купим? Все спрашивают, а зачем? Щукарь, — запустим его. Все — зачем? А на хрен он нам нужен. Вот так и про ваше устройство из политеха. Зачем оно нам?

 

Мы сами ведем разработку и строим установку по производству органических удобрений. И то, с чем мы сталкивались сегодня — это все на уровне разработок. Дайте 6 млн, а что получится мы точно не знаем.

Вы, я знаю, западный опыт активно перенимаете. А там давно использую биогазовые установки.

Вся Европа работает по тем стандартам, по которым работаем и мы. Да, есть там биогазовые установки. Но тогда, дайте нам такие условия, которые предоставляют в Европе, дайте нам те тарифы, по которым они продают электроэнергию. Работа на биогазе — это вещь дотируемая. И это не имеет особого смысла. Потому что отходы животноводства — это удобрения. И это знают все, кроме правоохранительных органов. Спросите у любой бабушки, что такое навоз и как его надо утилизировать. Поэтому изобретать какие-то установки бессмысленно.

 

Возвращаясь к запахам. Не я же строил свинокомплекс «Томский» в этом месте. И правильно эколог Жабин обращает внимание, что когда его проектировали были совсем другие границы города. И не я виноват, что кто-то разрешил вырубать защитные леса рядом с Томском. И по всей Европе, если захотите прокатиться, особенно по Голландии, так там этот запах стоит на протяжении всей федеральной трассы.

 

У нас биогазовые установки невозможны и по климатическим условиям. Что такое биогаз? Это когда навоз бродит, то выделяется метан и он перерабатывается в электроэнергию. Вся эта реакция идет при положительных температурах. Когда у нас зимой минус 40, то представьте озеро с отходами и его все надо подогревать? Это неимоверные затраты, а иначе оно замерзнет.

Андрей Тютюшев: о запахах в Томске, пользе санкций и проекте благоустройства Буфф-сада

Сменим тему. Недавно была новость, что «Деревенское молочко» временно замораживает проект по производству полутвердых сыров. Можно предположить, что на это повлияли новые санкции из-за которых подскочил евро. Санкции вам мешают или наоборот помогают?

Для нас санкции, лучше всего. Я считаю то, что мир применил к нам эти санкции — это правильная политика нашего государства. Относительно сельского хозяйства, машиностроения, у нас реально огромный рост. У нас по птице уже перепроизводство, по свинине — перепроизводство. Субпродукты мы давно уже вывозим на экспорт. Зерна в прошлом году 50 млн тонн вывезли.

То есть санкции и антисанкции вам на руку ?

Всей стране на руку санкции. Это надо было давно уже сделать. Все считают, что это произошло из-за Крыма. Но я считаю, что если это был план Путина, то надо ему медаль дать и памятник поставить. Если бы мы сами установили заградительные пошлины, то сказали бы, что мы – не демократическая страна.

Кто сегодня ваши основные конкуренты? Китай?

В свиноводческом бизнесе как таковых конкурентов рядом нет. Может быть конкуренция между странами, но это конкуренция не между бизнесом, а среди политиков. Что-то открыли, что-то закрыли. В нашей стране, я считаю, что конкуренции нет. Кто-то скрывает показатели, но моя позиция однозначная. Здесь надо быть открытыми. Потому что, если мы будем друг другу помогать, то мы будем более конкурентоспособными, если мы говорим про перспективные рынки. Три недели назад я встречался с Гордеевым (заместитель председателя правительства РФ по агропромышленному комплексу), он мне сказал, что вот чуть ли не завтра для нас откроется Китай. Там мясо в полтора раза дороже, чем у нас. Там катастрофа с мясом. Россия производит 3,5-4 млн тонн в год. А Китай 55 млн тонн. И при всём том цены на мясо свинины и птицы у них просто поднебесные. И Китай потребляет половину всего мяса в мире.

Все больше и больше людей последнее время отказываются от потребления мяса. Вы это как-то замечаете или нет?

Это очень интересный вопрос о том, от чего люди отказываются. В свое время мы вводили дорогой колбасный бренд «Дорогомиловские колбасы и деликатесы». Почему мы ввели этот бренд? Потому что все, с кем я разговаривал, говорили что хотят чистые мясные продукты. И как вы думаете много их покупали? Нет. Так и с вегетарианцами. Их доля очень небольшая. Как вы думаете, те, кто рубит дрова в лесу может быть вегетарианцем? Тот, кто занимается тяжелым физическим трудом? Вегетарианцами могут быть только журналисты, которые сидят за столами и ничего не делают. Я имею в виду не занимаются физическим трудом.

 

То же самое с постами. Любят у нас продавцы колбасных изделий списывать спад продаж на пост. Но на само деле — это капля в море.

Андрей Тютюшев: о запахах в Томске, пользе санкций и проекте благоустройства Буфф-сада

 

Весной Аграрная группа представила проект благоустройства Буфф-сада. С тех пор тишина. Что происходит с проектом?

Ничего. Мы отказались от этого проекта. Когда я начинал этот проект, то делал это потому что мэр попросил, да и в принципе я там рядом живу, дети ходят. Да, 30 млн дорого, но зато городу сделаю приятное. А в результате что получилось? Жители, которые живут рядом с Буфф-садом относились к Андрею Петровичу и Аграрной группе никак. Ну есть такие и ладно. А представьте, мы построили парк. Те, кому понравится, они будут молчать. А процентам 30 парк не понравится. То есть за свои 30 млн мы приобретаем 30% людей, которые негативно к нам относятся. Зачем?

То есть вы уже официально отказались.

Да, и боюсь,что ко всем проектам мы теперь будем относиться так.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?