Аллаху Акбар в несуществующей деревне
Татарская деревня Кирек исчезла с официальной карты Томского района в 1977 году. В 2000-ом в этой формально несуществующей деревне местные жители на собственные деньги построили мечеть.
Шакировой Раисе 85 лет, каждое лето дети привозят бабушку в родную деревню. Зимой, когда дороги нет, Кирек пустеет, а вот летом сюда съезжаются старики и пенсионеры. Кирек старое татарское село, основанное в 1864 году. Новую мечеть построили взамен когда-то разрушенной. На «учете» эта мечеть не стоит.
Вот здесь мулла сидит. Но нынче он еще не приезжал.
Но память Раису Сагитовну подводит. Мулла сюда не приезжает уже давно. Пока был жив свой «народный», родом из Кирека, службы в мечети вел он, сейчас бабушки собираются сами и просто молятся. Однако в центре комнаты действительно стоит стул для муллы и рядом на табуретке приготовлены четки.
Когда-то здесь было много народу, а теперь у кого есть машина, тот приезжает, а у кого нет — не ездит. В 90-ые годы отключили постоянное электричество и деревня стала дачной. Ну а потом нас стали штрафовать за проезд сюда. Из-за заповедника. В середине лета здесь живут человек 15-20, — Дина Салимзянова — дочь Раисы, тоже пенсионерка. Летом живет здесь с мамой. Сыновья Раисы и зять навещают их и привозят продукты.

— Сюда летом много рыбаков приезжают. Нам главное чтобы шум не был, и спичка не бросайте сюда. Бог миловал, иногда хулиганят, но не сильно. В прошлом году машины со всех регионов приезжали сюда. Там дальше по берегу озера прямо неделями семьями жили, — рассказывает Раиса.
За 40 лет автономного существования жители Кирека привыкли надеется только на себя, но с одной проблемой они справится никак не могут. В последние годы проезд по дороге от Курлека в их края — запрещен, так как дорога проходит по территории Калтайского заказника. Штраф от 3000 рублей. Дорога же в обход заказника находится в ужасном состоянии и чаще всего по ней просто не проехать.
Калтайский зоологический заказник был образован в 1963 году. В целях сохранения охраняемых животных в 2011 году заказник подвергся зонированию территории: выделена зона строгой охраны — «заповедная», по которой проезд механизированных транспортных средств «за исключением проезда для осуществления деятельности заказника» был запрещен. На дороге был поставлен шлагбаум. За прошлый год по данным облдумы в Калтайском заказнике был составлен 41 протокол об административном правонарушении за проезд на частном транспорте.
Хадиче Хисамудиновой 78 лет. Каждое лето она проводит в Киреке. Ее муж и был тем местным «народным» муллой, что служил в мечети. Похоронен он на местном кирекском кладбище.

— Я пять детей вырастила. Они не могут мне отказать и возят сюда. Мне тут хорошо. С дедом мы построили этот дом. Нынче мы с дочкой уже неделю тут живем. Вот сын привозил в прошлом году продукты, протокол на него составили, штраф заплатил 3075 рублей. А, бывает, повезло и проскочил.

— Они дорогу караулят. Один год шлагбаум поставили, — продолжает дочь Хадичи Наиля Латыпова. — И почти круглосуточно дежурили. Но тогда они как-то пропускали наших, переписывали номера тех машин, что сюда ездят и давали им пропуска. А в прошлом году совсем закрыли проезд. А ведь я здесь родилась, мне 60 лет. Для меня это дом родной. Наши деды тут жили, похоронены тут.

— Я в прошлом году ходила в департамент два раза, а мне секретарша говорит: кто там живет, пусть и делают дорогу. Мы пенсионеры что ли дорогу будем делать, говорю совесть у вас есть? — жалуется Хадича Хисамудинова. — А с нас деньги собирают, стопками вон штрафы лежат.
На дрова разрешение дают, а возить их нельзя. Ну это же коррупция настоящая! Вот сын у меня что сделал: медведя убил или лес возил? За что его оштрафовали-то? Сюда и так тяжело добираться, а еще и штраф плати. А нам при этом ничем помочь не могут. Медведь заходил сюда в прошлом году, я сено косила и в кучу сваливала. В обед смотрю сено раскидано, говорю дочке: ты раскидала сено-то? Она говорит: нет. Выходим, а он шмыг в лес. Страшно. Звоним в Курлек, а они нам: Кирека на карте нет, нельзя ехать, заповедник.
В Курлеке находится администрация Калтайского сельского поселения. Формально у них данного населенного пункта в списках действительно нет. Есть Березовая речка, что расположена в семи километрах от Кирека.

— Мы запрос в Департамент природных ресурсов сделали, но пока они молчат. Сказали, что какой-то новый закон область должна принять, — рассказывает замглавы Калтайского сельского поселения Роман Титов. — Запрос мы делали в прошлом году, когда жалобы от людей пошли, что их штрафуют. В прошлом году мы в департамент список направляли, кто имеет земельные участки и проживает в Березовой речке и в Киреке. Чтобы они учли. Сами мы не штрафуем людей. У нас таких полномочий нет, там заказник штрафует. Мы как администрация тоже иногда ездим через заказник в те населенные пункты, которые официально у нас есть — деревню Березовая речка и Госконюшню. Но прежде чем поехать, мы звоним в заказник и уведомляем, что едем на выборы или на сход граждан. И они видимо как-то предупреждают инспекторов, потому что нас ни разу никто не останавливал. В Березовой речке сейчас официально зарегистрирован 21 человек. Кирек давно исключен из населенных пунктов. Есть еще дорога в те края в обход заказника через Госконюшню, но, конечно, жителям удобнее по Ларинской дороге ехать.
Из ответа главы Департамента охотничьего и рыбного хозяйства Томской области жителям деревни Кирек, где он предлагает воспользоваться объездной дорогой вокруг заказника: «Данная дорога находится в проезжем состоянии, гравийное покрытие грейдеруется по мере необходимости».

На фото выше — данная объездная дорога.
Кирек в переводе с татарского означает «надо»
В феврале этого года областная дума, действительно, приняла в первом чтении законопроект, разрешающий автовладельцам передвигаться на личном автотранспорте по территории государственных природных заказников зоологического профиля после получения необходимого разрешения.

Тогда спикер облдумы Оксана Козловская поясняла, «Законопроект разработан в целях обеспечения права граждан на свободу передвижения, а также снижения социальной напряженности в ряде районов области. Жители некоторых населенных пунктов просто не могут выбраться на «большую землю» в объезд территории заказника. Есть ситуации, когда на территории заказников есть места захоронения, к которым тоже нужен свободный проезд».

Предполагается, что в первую очередь запрет на проезд по территории заказника на личном автотранспорте будет снят в отношении Калтайского, Томского и Першинского заказников. В дальнейшем планируется введение системы разрешений на проезд по территории всех заказников области.

Депутат облдумы Сергей Автомонов уточняет, что пока закон не принят в окончательной редакции, так как к нему есть замечания прокуратуры о необходимости установить точный перечень мест, где есть такая необходимость. Когда будет принят документ Сергей Автомонов сказать не может:

— Что сказано в этом документе: где жителям того же Кирека предполагается брать пропуска?

— У глав сельских поселений, в лесхозах. И еще мы обсуждали вариант делать это через МФЦ, чтобы максимально упростить процедуру получения разрешения. Чтобы человек не бегал, не искал, например, главу поселения.

— Но ведь для МФЦ нужны современные свидетельства о собственности, межевание. А тут у людей на дома старые документы, а возможно и вообще никаких документов нет. Ведь Кирек 40 лет как официально не существует.

— Ну вот мы и попросили администрацию все максимально упростить.

— Лето уже началось, люди в Кирек уже въехали, видимо, пока их так и будут штрафовать? Раз закон еще не принят.

— Не штрафов не будет. Договоренность такая была. В областной администрации сказали, что никого привлекать к административным штрафам не будут.
В «Облохотуправлении», которое и следит за зоологическими заказниками, в том числе и Калтайским, утверждают, что пока действует старый закон, штрафовать за проезд по заказнику на личном транспорте они обязаны.

— У нас есть постановление администрации Томской области, по которому проезд сейчас еще запрещен. И пока не будет законодательно решен этот вопрос, мы не можем машины пропускать. Мы же государственное учреждение, не частная контора, — сказала замдиректора Облохотуправления Ольга Антошкина.

— А если закон примут, вы будете выдавать разрешение частникам на проезд по территории заказника?

— Это полномочия нашей головной организации: Департамента охотничьего и рыбного хозяйства Томской области. Только у них есть полномочия.
До того как был введен запрет на проезд, сновали туда-сюда все кому ни лень — за грибами и ягодами. А бесконтрольный проезд нарушает среду обитания животных, которые в заказнике и охраняются. На 13 километре стоит шлагбаум, он него дальше можно идти только пешком, но не на машине.
Проблему доступа местных жителей к своим домам и участкам в Кирек и Березовую речку пытаются решить с 2013 года. Тогда после выхода на ТВ2 сюжета, уже убирали шлагбаум и чистили от снега дорогу, которую было перестали чистить. В 2014 году природоохранная прокуратура провела проверку по факту ограничения проезда по территории Калтайского заказника. Обратила внимание на тот факт, что эта дорога необходима для проезда граждан, проживающих в Березовой Речке, внесла представление директору «Облохотуправления, в котором поставила вопрос о привлечении виновных должностных лиц к ответственности. Было предложено принять оргмеры по решению данного вопроса, в том числе по восстановлению нарушенных интересов сельских жителей.

С тех пор прошло четыре года.
Кирек удивительное место. О котором ходят, в основном, легенды. Например, о том, что у одноименного озера двойное дно, и где-то на этом дне похоронено золото Колчака.

Официальных данных про Кирек мало.

В государственном архиве Томской области населенный пункт под названием Кирек (или Керек) упоминается лишь в одном документе за 1929 год, где со слов жителей было записано, что есть такая заимка.

По данным переписи 1926 года деревня имела 54 двора, в которых проживало 247 человек.

Жители Кирека были в основном казанскими татарами, но также были мишари (субэтнос татар Среднего Поволжья и Приуралья, разговаривающий на мишарском диалекте татарского языка).

В отчете уполномоченного Совета по делам религиозных культов Томской области писалось следующее: «В августе 1960 года выявлена нелегальная мусульманская мечеть в с. Кирек Томского района. Установлено, что здание мечети деревянное, выстроено свыше 100 лет назад».
Аллаху Акбар — в переводе с арабского значит «Слава, Аллаху».
«Я в Березовую речку частенько сопровождаю покойников, — говорит 83-летний мулла Зайнулла Хабибуллин. — Вот не так давно ездили, хоронили одну женщину. Ехали на двух уазиках. Одному страшно, вдруг застрянешь. А в Киреке давно уже никто не служит. Там ведь никого нет и попасть туда еще сложнее».
Текст: Юлия Корнева
Фото: Вячеслав Балашев