«Акция устрашения журналистского сообщества и демонстрация силы»

Три журналиста в Омске, три в Екатеринбурге, один в Перми, один в Томске… По данным общественной организации «Профсоюз журналистов и работников СМИ» известно как минимум о 23 случаях задержания журналистов на акциях протеста 9 сентября. 16 корреспондентов были задержаны, пятеро попали под полицейские дубинки, двоих журналистов ОМОН удерживал в оцеплении, препятствуя их работе.


Союз журналистов России и некоторые региональные отделения СЖР уже выступили с заявлениями, в которых задержание журналистов во время работы на митингах расценивается как «акция устрашения журналистского сообщества и демонстрация силы».

акция 9 сентября в Перми
акция 9 сентября в Перми
Фото: Владислав Аскариди

Пермь

Журналиста, главного редактора портала ProPerm.ru Владислава Аскариди, 17 сентября уже осудили по статье 19.3 КоАП (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции).


Владислав работал на митинге 9 сентября в Перми, где и был задержан. Полицейские доставили журналиста в отделение, а затем отпустили без протокола, нарушив срок задержания и проигнорировав журналистское удостоверение.


Редакция ProPerm.ru 9 сентября заявила, что рассматривает задержание на митинге как нарушение закона «О СМИ» и воспрепятствование журналистской деятельности. Профсоюз журналистов России сделал заявление по факту задержания Владислава Аскариди о намеренном преследовании сотрудника СМИ с целью давления и запугивания.


В Перми во время акции 9 сентября задержали по разным данным от 24 до 28 человек. Некоторые уже отсиживают в арестном доме 15 суток.


Владислав Аскариди — главный редактор портала ProPerm.ru:


— 9 сентября я работал, вел трансляцию ВКонтакте, фотографировал. Акция была несогласованная, мы об этом знали и даже писали об этом. В момент, когда я снимал как задерживают людей, меня тоже задержали и посадили в автобус. У меня было с собой удостоверение и я объяснил, что я журналист. Но мне сказали «тут половина таких». Привезли в отдел полиции, взяли объяснение. Но отпустили только после полуночи. Тогда мне обвинений никаких не предъявили, протокол не составили. 11 сентября мы направили редакционный запрос на имя начальника ГУВД по Пермскому краю с просьбой прокомментировать ситуацию с моим задержанием и действия сотрудников в данном конкретном случае. На следующий день в нашу редакцию на имя гендиректора пришел ответный запрос. Они требовали приказ о моем назначении и устав нашего СМИ. Мы собирались ответить в установленный законом десятидневный срок. Но в понедельник 17 сентября, когда я шел на работу, увидел, что меня ждут четыре сотрудника в штатском. Двое подошли ко мне и сказали, что я задержан. По статье 19.3 — противодействие законным требованиям сотрудников полиции. В полиции, куда меня отвезли, мне показали протокол и потом сразу же конвоировали в суд.

Мне предъявили, что когда я стоял на проезжей части и снимал, как людей садят в автобус, полицейский попросил меня уйти с проезжей части. В протоколе записано, что это «неповиновение» было именно в момент моего задержания. Но именно этот момент снял на видео мой коллега и там отчетливо видно, что я сразу же делаю шаг назад на тротуар и как раз в этот момент меня и хватают. Естественно, никакого сопротивления я не оказывал.

на фото Владислав Аскариди (слева) в суде
на фото Владислав Аскариди (слева) в суде
Фото: 59.ru

— Суд признал меня виновным, оштрафовав на тысячу рублей.


— Первый раз судили?


— Да. У меня нет никакой политической принадлежности, я никогда не был организатором митингов, потому что я считаю, для журналиста это не допустимо. Журналист должен придерживаться нейтральной позиции и объективно освещать события. Единственный раз, уже давно в Перми была акция по поводу сохранения Черняевского леса, там хотели построить зоопарк, это была мирная согласованная акция. На эту акцию вышли экологи, просто жители Перми и наша редакция, вот это единственный случай моего участия.


— Как думаешь, почему из журналистов в Перми задержали именно тебя?


— Когда меня задержали на митинге, я просто попал под горячую руку. А вот второе задержание 17 сентября, я считаю, связано с тем запросом, что мы отправили в полицию по поводу моего первого задержания.

Томск

Главный редактор газеты «Томская неделя» Владимир Губа. Задержан на акции 9 сентября. В акции приняло участие по разным оценкам до трехсот человек. Задержаны 13 человек. Владимир Губа обвиняется в участии в несогласованной акции протеста. Сейчас он ждет суда.


Владимир Губа — главный редактор газеты «Томская неделя»:


— О том, что это акция не согласована — я не знал. Я приехал чуть позже, когда колонна уже мирно шла по тротуару. Было много молодежи. Выступать я не собирался. Но когда на предложение подойти к микрофону и что-то сказать, никто сразу не откликнулся и пауза затянулась, я вышел и сказал, что рад видеть молодежь, которая наконец-то проснулась и начала отстаивать свои права. Потом я отошел от микрофона, но заметил, насколько я понимаю, сотрудника отдела по борьбе с экстремизмом Тяна. По-моему он там какой-то из начальников. Он стоял в гражданской одежде и тайно, накинув капюшончик, записывал всех на телефон. Тогда я вернулся к микрофону и сказал, что здесь есть представитель политической полиции и тайно нас записывает и предложил ему подойди к микрофону и сказать, чем он недоволен или, может быть, доволен. На что тот ничего не ответил.

Владимир Губа на митинге 9 сентября. Это фото ТВ2 использовано как доказательство его участия в несанкционированной акции
Владимир Губа на митинге 9 сентября. Это фото ТВ2 использовано как доказательство его участия в несанкционированной акции

— После этого я еще минуты две постоял и пошел на выход, так как мне нужно было ехать на дачу картошку перебирать. Тут ко мне на светофоре подошли сотрудники полиции. Им по рации сказали: срочно доставляйте всех в кировское РОВД. Меня привезли в кировское РОВД. Я достал там фотоаппарат и показал еще раз свое журналистское удостоверение. Но еще перед своим выступлением на митинге, я сказал, что являюсь главным редактором газеты «Томская неделя». При этом сотрудники, которые меня доставили, никак не представились и документы никакие мне не предъявили. С меня взяли объяснение. Затем приехали сотрудники уже областного УВД. Они дали мне уведомление о явке на 11 сентября для составления административного протокола. Я написал, что заявляю протест о нарушении законодательства о СМИ, после чего из полиции был отпущен. 11 сентября мне вручили протокол и сказали ждать звонка о вызове в суд. Мне предъявлено участие в несанкционированном митинге. В протоколе указано, что меня предупреждали, что митинг не согласован. Однако меня никто не предупреждал.

Мне сказали, что нужно было иметь жилетку с надписью «Пресса» и соответствующий бейджик. А раз этого не было, то это уже нарушение. Причем когда составлялся протокол, там есть такие графы: свидетели и понятые. Ни свидетелей, ни понятых у меня не было. Я естественно, проставил там прочерк. Мне сказали, что я испортил протокол. И что они сейчас составят новый. Я им отвечаю: да хоть двадцать, если нет свидетелей и понятых, я буду их вычеркивать, чтобы потом они вдруг не появились в суде, как это у вас обычно происходит. Потому что ваши подставные люди потом подписывают все, что вам угодно. В итоге мы составили прокол все-таки с прочерками.

— Как предполагаете: вам присудят штраф?


— По моей статье 20.2 часть 5 «нарушение правил пикетирования» — там либо штраф, либо обязательные работы. Думаю, что мне присудят штраф. То что суд признает меня виновным, в этом сомнений нет. Всех признают.


— Вас когда-нибудь уже наказывали за нарушение закона о митинга?


— Да у меня была административка за гроб у здания суда, к которому я не имел никакого отношения. Так же в Кировском суде вынесли решение. Причем, когда я пришел забирать этот гроб в Кировский РОВД: гроб-то, мол, отдайте. — Они мне: а основание? — Говорю, вот решение суда, что гроб мой. — А у вас есть квитанция о его покупке? — Я говорю: судью, когда она выносила решение наличие этой квитанции почему-то не интересовало. У меня она, естественно, отсутствовала, потому что я к этому гробу не имел никакого отношения. Я вообще на мичуринском был, подъехал — гроб уже стоит. Это была акция протеста, когда судили моего знакомого Зайкова. Я поехал поддержать его на судебное заседание. А гроб, видимо, так и хранится в Кировском РОВД как вещдок.

Я неоднократно был организатором акций протестов. У областной администрации проводил митинг против ЖКХ в 2008 году, после чего нас хотели посадить на 15 суток. Но тогда дело развалилось в суде. Это было в те времена, когда мирные акции протеста в нашей стране еще не запрещали. Нам все согласовывали. У прокуратуры проводили пикеты, у ФСБ, у МВД. Незаконные вырубки, проблемы в сфере ЖКХ, коррупция…

Омск

Задержали по данным ОВД-инфо 43 человека, по другим, например, «МК в Омске» — 60. На митинге было по разным данным не менее полутора тысяч человек. Среди задержанных — трое журналистов.

акция 9 сентября в Омске
акция 9 сентября в Омске
Фото: из группы ВКонтакте "Омск Команда Навального"

Георгий Бородянский — журналист «Новой газеты» в Омске:


— Журналистское удостоверение у меня с собой было. Сначала меня задержали примерно за полкилометра до места начала шествия. Спросили: кто я и куда. Я объяснил. Мне сказали, что акция не согласована. Я ответил, что мне как журналисту это неважно, я иду рассказать о событии. Меня пропустили. А задержали уже в конце маршрута. Там перекрыли движение шествию, когда люди зашли в подземный переход, по которому должны были перейти на театральную площадь. Перекрыли росгвардейцы, так называемые «космонавты». Создав реально опасную ситуацию и давку. Вдруг в этой давке какие-то ребята стали разворачивать плакат «Хочу дожить до пенсии». В общем я им немного помог, просто взялся за этот плакат. Ну в этом же нет ничего страшного, там был совершенно безобидный плакат. А потом я пошел к выходу.

Один из сотрудников крикнул «пропустите его». Меня пропустили и тут же другой человек крикнул «возьмите его». Мотивировали тем, что я помог держать плакат. В полиции нас продержали около пяти часов. Всех очень подробно обыскали. Потом стали брать отпечатки пальцев. Но я отказался сдавать отпечатки пальцев.

— Взяли со всех объяснения. Протокол из задержанных, по крайней мере в нашем автобусе, ни на кого не составили. В том числе на задержанных журналистов.


— А вы разве не знаете, что протокол может позже появиться? И через неделю и через две.


— Это же незаконно.


— Это реальность. Вас задерживали когда-нибудь до этого?


— Да было дело лет десять назад. Меня задержали по ориентировке как цыганского наркобарона, ну по крайней мере так это они в полиции шутили. Не как журналиста. Ну и сразу отпустили.

Георгий Бородянский на акции в защиту журналистки Натальи Яковлевой и ее дочери
Георгий Бородянский на акции в защиту журналистки Натальи Яковлевой и ее дочери

Краснодар

9 сентября. Больше ста человек задержаны. Трое из них журналисты.


Екатерина Погудина — внештатный корреспондент радио «Свобода»:


— Я должна была сделать с митинга репортаж. У меня с собой было редакционное задание, оригинал я не брала, но распечатала электронную версию. Удостоверения у меня нет. У меня с собой был паспорт. Задержания начались практически сразу. Мы все оказались в кольце: и митингующие, и прогуливающиеся, и журналисты. Ко мне подходили несколько раз, спрашивали из редакции ли я. И когда слышали утвердительный ответ, от меня отходили. Потом людей начали вытеснять с площади к пешеходным переходам, где всех уже ждала полиция.

на акции 9 сентября в Краснодаре
на акции 9 сентября в Краснодаре
Фото: Екатерины Погудиной

Я пошла снимать задержания и пока я снимала неподалеку от автозака, ко мне подошли люди из СОБРа, насколько я сейчас понимаю, взяли под руки и повели к автозаку. Я, конечно, пыталась объяснить, что я журналист и что у меня редакционное задание. Потом один человек в форме посмотрел мои документы и сказал, что если я внештатный журналист, то это никак меня не защищает. Мне сказали отдать фотоаппарат, телефон и садиться в автозак. Там у всех отбирали сотовые телефоны, что тоже было очень странно. Я сначала не хотела отдавать свой телефон, но потом отдала, потому что увидела как у других их просто силой забирали.

— Затем нас отвезли в отделение и два часа 19 минут, да, мы засекали время, они с нами разбирались, в том числе что делать со мной. Когда следователь выяснил, что я делала на митинге, он удивился, сказал, что если я выполняла редакционное задание как журналист, меня задерживать не имели права. В итоге на меня протокол составлять не стали и просто отпустили.


— Есть информация, что в Краснодаре были еще задержаны журналисты.


— Да, одного журналиста, говорят, задержали также на митинге, но я его не знаю. А второго задержали перед митингом за два-три дня. Он журналист и гражданский активист и есть предположение что его задержали за то, что он стал часто появлялся на таких мероприятиях именно как гражданин.


Напомним, 9 сентября по всей России акцию против повышения пенсионного возраста проводили сторонники Алексея Навального. Но в большинстве городов эту акцию согласовать не удалось. По данным «ОВД – Инфо» не согласованными были митинги и шествия в 59 городах, и только в 12 — власти их согласовали. В Санкт–Петербурге на вечер 9 сентября были задержаны 603 человека. В Екатеринбурге задержали как минимум 183 человек.


Сам Алексей Навальный и многие из организаторов акций протеста, в том числе Андрей Фатеев в Томске, на момент проведения акций 9 сентября уже отбывали 30-суточный арест.

«Акция устрашения журналистского сообщества и демонстрация силы»
Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?