1917 год. Десять дней, которые потрясли Сибирь

На протяжении десяти октябрьских дней 1917 года самой обсуждаемой темой в Томске и далеко за его пределами  стали работа и решения Первого Сибирского областного съезда. Форум сторонников автономии Сибири разительно отличался от августовской конференции, на которой только в общих чертах были намечены контуры будущего политического и экономического устройства территории от Урала до Дальнего Востока. Участники конференции не решились летом говорить от имени всей Сибири, хотя и приняли важнейшее постановление «Об автономном устройстве Сибири». Программный документ предусматривал существование края в рамках Российской федеративной республики с широкими полномочиями областей и национальностей. Символом автономной Сибири тогда выбрали бело-зеленое знамя. На томскую конференцию приехало слишком мало делегатов. Мероприятие автономистов прошло скучно и почти незаметно, о чем и писал профессор университета И.И. Аносов:

Я был крайне удивлен незначительным интересом местного общества к теме областничества. Мне казалось, что автономия Сибири занимает умы многих людей. Пустынный вид университетского актового зала говорил совершенно о другом.

Главный корпус Томского университета
Главный корпус Томского университета

Прошло всего два месяца и ситуация кардинальным образом изменилась. Прежние нерешительность и непонимание, как решать серьезные политические задачи, сменились у областников к моменту начала съезда уверенностью в успехе. Организационный комитет обеспечил хорошие условия для работы форума. В Томск приехало более 150 делегатов из многих сибирских губерний и областей. Среди участников были представители от Алтайской Горной Думы, от бурят и иноземцев Минусинского края, Тургайской, Акмолинской и Семипалатинской областей, от сибирских татар. А еще депутации из Приморского края, Тобольской губернии, Барнаула, Красноярска, Читы, Иркутска и т. д. Репортер «Сибирской жизни» коротко, но ярко, описал атмосферу накануне исторического собрания сторонников автономии Сибири:


Уже при входе в вестибюль университетской библиотеки чувствовалось, что это именно съезд, а не конференция. В половине второго дня, когда началось первое заседание, большой библиотечный зал был полон.

1917 год. Десять дней, которые потрясли Сибирь

Итак, 8 октября 1917 года (все даты приведены по старому стилю) в Томске открылся Первый Сибирский областной съезд. Событие было замечено центральной прессой. Заголовки столичных газет источали сарказм. Вот несколько реплик журналистов «Биржевых Ведомостей»:


— «Курьезное дело: сибирское министерство, сибирский сенат, сибирский парламент...»

— «Трагикомическая сибирская комбинация ...»

— « Карикатурный вид: серьезный государственный вопрос превращается в фарс ...»


Ничего карикатурного в своем съезде сибирские областники, представители научных и деловых кругов, общественные деятели не видели. Видный красноярский автономист В.М. Крутовский заявил:

Сибирь в прежнем положении пасынка России более оставаться не должна и не может. Необходимость хозяйственных, экономических и управленческих реформ остро назрела...

1917 год. Десять дней, которые потрясли Сибирь

Именно Владимир Крутовский  приветствовал  делегатов съезда. Идеолог и вождь сибирского областничества Григорий Николаевич Потанин на торжественном открытии присутствовал, но из-за болезни от поздравительного обращения к участникам отказался. Было ему уже 82 года. Вместо Потанина выступил  профессор университета Н.Я. Новомбергский:

Добро пожаловать в эту дверь, открытую университетом, для которого областничество было колыбелью. Областничество выносило идею создания сибирского университета, оно обеспечило ему материальный и моральный успех, помогло претворить мысль в дело.

Следующим поднялся на трибуну губернский комиссар Б.М. Ган, и тут произошел  казус. От имени Томского губернского исполнительного комитета Ган призвал делегатов создать общесибирскую организацию для решения проблем продовольственного снабжения, демобилизации армии, размещения беженцев и т. д. Говорил комиссар долго. У делегатов создалось впечатление, что губернский исполком пытается свалить бремя социальных вопросов на автономистов и увести съезд в сторону от того, ради чего он созывался. Ответом на «приветствие» Гана стало гробовое молчание аудитории. Губернский комиссар оказался единственным оратором, не удосужившимся аплодисментов. Необходимо отметить: в первый день на съезде не прозвучало ни одного выступления партийной направленности, хотя дискутировать было кому. В книге О.А. Помозова «День освобождения Сибири» приводятся данные о партийной принадлежности делегатов:

1. Эсеры — 95 человек.

2. Меньшевики — 21.

3. Народные социалисты — 12.

4. Кадеты — 5.

5. Большевики — 4.

6. Национальная партия Алаш — 2. 

7. Партия сионистов — 2. 


1917 год. Десять дней, которые потрясли Сибирь

На пленарном заседании в повестку съезда включили несколько основных вопросов:

1. Формы областного самоуправления.

2. Национальные вопросы.

3. Установление общесибирского экономического Совета.

4. Земельный вопрос в Сибири.

С каждым днем партийные дискуссии становились все острее. Делегат от РСДРП (б) К.Г. Бродман от лица своей фракции высказался против какой бы то ни было территориальной самостоятельности Сибири. Большевиков поддержали представители кадетской партии и меньшевики. Все остальные выступали за самостоятельность Сибири в рамках Российской федеративной республики с предоставлением краю автономии «по типу Северо - Американских штатов». В конечном итоге, большевики и меньшевики, кадеты и часть казачьих делегатов, понимая, что их голоса не могут повлиять на решения съезда, демонстративно покинули зал заседаний. Перед демаршем председатель Томского бюро профсоюзов, студент - меньшевик Федор Лыткин ( его именем названа улица в Томске), заявил:

Для развития классовой борьбы требуется безусловное единство Сибири и России, а что касается областничества, то оно полностью и окончательно себя изжило.

Почтовый конверт с изображением Федора Лыткина
Почтовый конверт с изображением Федора Лыткина

16 октября 1917 года (на девятый день съезда) делегаты приняли своего рода законопроект о системе временной сибирской областной власти. Документ назывался «Об организации Сибири».По его положению высшим органом народной власти становились Общесибирские областные съезды. В перерывах между съездами полномочия передавались избираемому из делегатов съезда Сибирскому исполнительному комитету. Утвержденные съездом законы и правовые акты должны были составить основу будущей Конституции Сибири. Для разработки конституционных норм из участников Первого областного съезда планировалось сформировать Сибирский областной совет из представителей от каждой губернии, от каждого национального объединения коренных народов и от каждого их четырех казачьих войск.

Ул. Монастырская (ныне ул. Крылова). На фото ошибочно указана ул. Преображенская.
Ул. Монастырская (ныне ул. Крылова). На фото ошибочно указана ул. Преображенская.

17 октября в последний день работы съезда был принят еще один важнейший документ «Об областном устройстве Сибири», который разграничивал полномочия центральной, областной и местной власти. Центральная власть имела исключительные компетенции во внешней, военной. налоговой и законодательной политике. В ведение областной власти передавались местное бюджетное право, образование, здравоохранение, общественная безопасность, местные пути сообщения, право установления тарифов и пошлин и многие другие функции. Любопытно выглядели территориальные пределы обновленной Сибири:

Естественные границы автономной Сибири определяются положением страны по водоразделу на восток от Урала, с включением всего киргизского края при свободном волеизъявлении населяющих эти земли народов.

Сибирские просторы
Сибирские просторы

Перед самым закрытием съезда делегаты избрали Г.Н. Потанина председателем Сибирского исполнительного комитета, в состав которого вошли еще 13 человек. Вскоре в столичной печати появились фейковые новости о том, что в Томске провозгласили Сибирскую республику, президентом избрали дряхлого и больного Потанина, министром народного просвещения назначили                П.И. Макушина, а министром торговли — купца Второва. Эти нелепые слухи не имели к действительности никакого отношения. «Сибирская жизнь», как могла, опровергала ложь и объясняла на своих страницах истинные решения съезда областников.

Через неделю в Петрограде произойдет вооруженный переворот, и власть захватят большевики. Сибирский исполнительный комитет почти сразу примет решение о созыве в Томске чрезвычайного областного Сибирского съезда, но это уже другая история, о которой будет рассказано в следующем выпуске хроники вековой давности.

Поделитесь
Поделитесь
Вы подтверждаете удаление поста?
Этот пост используется в шапке на главной странице.
Его удаление повлечет за собой удаление шапок соответствущих страниц.
Вы подтверждаете удаление поста?